АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Галина Богапеко

Сужение мысли. Стихотворения

 


СУЖЕНИЕ МЫСЛИ


 


Мысли тянулись до прорисовки закатного берега.


Может быть там, за картой, времени


Нет, а есть ощущение парения?


Может быть, там когда-то было всё, как на карте –


И закаты, весенние закаты в марте,


Когда солнце в инее на воображаемой линии,


А под снегом дрожжевая опара – брожение?


Сужение мысли во времени, время – разрастается,


До горизонта, за горизонтом превращается


В облако и теряет своё значение – в лилию…


 


В ПУСТОЙ СОСУД


 


Гармония звуков как природный хор.


Контур лица, сквозь линейный дождь вокруг, проступил.


Я тебя жду? Ты меня ждёшь? Порознь! Вздор! – Нет уже сил!


Как разгадать тайну дождя за пунктирами по вертикали?


Мистический дождь – реальное мыслится нереальным.


Привычно чего-то ждёшь, уже не астрального, а бытового сплошь –


Одевания, переодевания – всё наизнанку, – к морю спозаранку.


Иллюзия жизни и в радости, и в печали – в иллюзорной огранке.


Провисла радуга в море, платочек-парус качает ветер потусторонний.


Волнение тихое, движенье спокойное – иллюзия гармонии.


Контур лица заполнил пустые глазницы – в память, в осуду…


Сканирую из сознания мысли бесчисленные в пустой сосуд я…


 


ГАРМОНИЧНЫЙ СЕКСТЕТ


 


Лёгкие пальчики листьев играли на воздушном кларнете


и гусеница свисала на чудодейственной нити


и жизнь замирала в спектральном значении света, цвета, и звука


и лишь – уловима, лишь различима окружность значимой орбиты


В ожидании звучания гармоничного секстета1


Жужжания жука, хлопка рундука2 дятла тука, шелеста самбука3,


Всплеска рук Сидни Хука4 с виадука5


Отголоски мистического – неосознанные молитвы…


От звука заколебался воздух, всё разрушила – базука*…


_ __ _


1 Секстет – музыкальное произведение для шести исполнителей с самостоятельными партиями для каждого. 


2 Самбук, самбука – бузина.


3 Хук Сидни (Нью-Йорк), американский философ-идеалист.


4 Виадук мост через глубокий овраг, ущелье или через дорогу, пути.


5 Базука – ручной противотанковый гранатомёт.


 


КУДА УХОДИТ ЛЮБОВЬ


 


Я вижу печаль, беспросветные дали – сердечной картины Дали –


В златых облаках золочёные храмы, в златых облаках святые хоралы –


То песни вселенской любви.


И облик святого с посланьем в руке на тихой, небесной, священной ладье,


На сизой окраине неба.


А ярусом ниже, в облачной низе, небыль – мираж семи кедров –


Тень отразили к земле из выси кистью волшебного Феба.


А на земле плодородной и вольной белый конь и двое влюблённых


К лику святого обращены. – Счастливые справой стоят стороны,


Ты – слева, один, ты без коня.


На фоне сплошной темноты ты смотришь на небо, ты жаждешь огня,


Любовной зари жаждешь ты…


Я вижу печаль, беспросветные дали – сердечной картины Дали –


В златых облаках золочёные храмы, в златых облаках святые хоралы –


То песни вселенской любви…


 


ВО МРАКЕ КИПРА


 


Воздушные прыжки кузнечика со скрипкой и скрип твоих суставов по траве…


А я ловлю заход на побережье Кипра – вот-вот и солнце в море упадёт.


В последний миг мелькнёт на рукаве и кипень волн на берег забредёт,


И на канве в прибрежном естестве огромный рак скользнёт и вдруг замрёт,


И чёрный берег канет в мрак. Всё живо, всё пока ещё живёт.


Я вспомнила тебя, ты тоже – Рак, но ты скрипишь и топаешь вперёд…


Воздушные прыжки кузнечика со скрипкой и скрип твоих суставов по траве.


Ты где-то в Подмосковье иль в Москве, а я во мраке сказочного Кипра…


На чёрный берег чёрный влезет рак, на полусогнутых, ногах без скрипа…


 


ПРАЗДНИК НА КАЧЕЛЯХ


 


Осень – багряная, благодатная, задумчиво-яркая, нарядная.


Я оседлала Пегаса, скачу по лабиринту вдохновения отрадного…


«Сходненская» – двери закрываются, еду опять на «Баррикадную».


Совестно, шепчу заклинанья заикаясь, обращаясь к святой Ариадне.


Совестно ударяться в молодость, совестно чувствовать себя влюблённой,


Совестно чувствовать себя вольной, совестно, потому что у многих горе…


 


*


 


Я представляю себе перспективу – я – в пустыне по пояс в песке.


Небо бледно-фиолетовое с синью и горный массив вдалеке.


Я подпираю правую щёку и упираюсь в песок локтём.


Тень моя длинная, почти около этих неровных из глыб гор,


Часть её на сероватом песке, большая – на фиолетовом пространстве,


А в перспективе – голова дельфина – в трансе.


А горы – фигуры тех, кто в горе, но как поделиться счастьем?


 


ДУРОЧКА


 


Дурочка, также как и Емеля, мудра своей деревенской мудростью,


Живёт, как живётся – в Бога веруя, бремя ровняя в ступе с тупостью,


Мечтает о разных чудесах – скоро окатится кошка, которая на сносях,


Будет много хорошеньких котят, скоро появится старый монах


С лукошком, принесёт гостинцы от прихожан и помолится с ней немножко,


А может с собой заберёт в храм, там пахнет ладаном и святостью,


Там будет она молиться Богам и возвращаться домой по пятницам.


Дурочка не умеет ни читать, ни писать, но зато знает целебные свойства растений,


Умеет крестиком иконы вышивать, любит церковное песнопение…


Вот такая миссия у неё на земле – одной цепи похожие звенья…


Сегодняшний день повторит завтрашний день, и так до светлой смерти с терпеньем…

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера