АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Полина Рублева

Больничный. Стихотворения

Полинины больничные

 

1.

Дождись меня, дождинка,

И капни мне на лоб.

Я – тонкая тростинка,

Меня сорвали чтоб.

 

Я – будущий репейник,

Растущий за углом,

Ненажитый ошейник

Неблагородным псом.

 

Закиньте кость подальше,

Я быстро побегу.

Меня не станет жальче

Ни сном, ни наяву.

 

Как небо дышит светом,

Оставленным теплом,

Так я воскресну летом,

Тревогой и постом.

 

2.

Я еще не дорос
До психолого-психиатрической экспертизы, 
Я – насущный вопрос 
Высокой, бледной, худой медсестрички Лизы. 
Может быть, для меня 
И стоит под окном похоронное предприятие, 
Только этого для 
И бывают ритуального вида мероприятия. 
Я сегодня в ночную, 
И где, на каком я обшарпанном кресле ночую, 
Подавайте любую! 
Я с ней о любви, о болячках и памяти потолкую. 
Все нормально, браток! 
Может быть, не хватает мне магния, кальция. 
Только бел потолок
В этом храме чужих непоставленных капельниц.

 

3.

Бестелесая роза твоя, словно Анна Болейн,
Тянет воду простую из голубоватой бутыли. 
Что же делать тебе, если мне все отчаянно лень
И весь окружающий свет далеко опостылел? 
У окна посиди, посмотри со мной в сторону юга,
Мы поедем туда, где моя ежевика в цвету. 
По полярной звезде я дойду до любимого друга
И медведицей малой к тебе заберусь в темноту.

 

4.

Обезбольте мне душу, 
Обездвижьте мне совесть;
Дать чужую подушку –
Так придется позволить. 
Разберут на волокна
Полноценную грыжу; 
Занавешивай окна, 
Я сегодня не вижу. 
Под казенным бельишком 
Прячу сонное тело. 
Может быть, это слишком. 
Никуда не успела.

 

Абхазские стихи

 

1.

                            «Под сосною пицундской

                              Возле самого моря…»

                                                А. Торопов

 

Привезите мне в Гагру пицундского моря

Разноцветный и жирный холодный кусок.

Мне захочется снова вернуться на волю,

Под бурливое небо, на мягкий песок.

Выйти на  берегу, где у пляжной границы

Очень много кафе и вертлявых корней,

Не уснуть под сосной, где так здорово спится,

Только мух отгонять от уставших детей.

 

2.

В темном небе Абхазии

Красные звезды зажглись.

Нас с тобою не сглазили,

Вот и не кончилась жизнь.

 

В переполненном транспорте

Двое сидим впереди

И абхазскому «здравствуйте»

Снова «привет» говорим.

 

3.

Да здравствует жизнь, разноцветная серая птица!

Ты со мной посиди, мне сегодня хотелось напиться.

Так по камушкам пляжным идти больно нашим ногам,

Так опять наступает безумная тяга к стихам,

Так ходили по лезвию мини-стального ножа

И Абхазию видели с краешку, еле дыша.

 

4.

Господи, сделай мне не больно,

Господи, сделай мне не страшно.

На мою душу пока довольно

Трех колоколен несчастной башни.

 

Если возьмусь улететь отсюда,

Если куда прилечу напрасно,

Честное слово я дать не забуду,

Что не купила билет обратный.

 

А в кошельке – непотраченный гульден,

Сотня дукатов, программа концерта.

Ходят по улице дочкины гули

И проживают прогорклое лето.

 

* * *
По квартире живет черепаха,
Я ее незаметно люблю.
Так не гладится эта рубаха
И становится «от кутюр».

В каждой складке живет художник,
Во дворе моем крысы снуют.
Я, надрывом снимая кожу,
Создаю ежедневный уют.

В коридоре пустая пачка,
А на кухне сухой закон.
Эта жизнь моя – как жвачка:
Или с сахаром, или с песком.

 

* * *

Я ребенок с коротким, отрубленным детством

И с несбывшимися в одночасье мечтами,

И на карте моей не хватает средств,

Чтоб объясниться сегодня с Вами.

 

Только с утра и на Вашей подушке

Мне б отдохнуть полторы минуты,

Щекотно губами шепнуть Вам на ушко –

Да, впрочем, банально – «люблю» - почему-то.

 

Выпить бы кофе, оставленный в кружке,

Утро растягивая, как резину,

Чтобы весь день вспоминать друг о дружке,

Чтоб смог ты прожить и свою половину.

 

* * *

Последние мухи жужжат

В предбаннике мокром. Осенний

Не-детски раздумчивый взгляд

Похож в сентябре на похмелье,

И я умираю опять,

Чтоб утром обратно родиться

И ждать недопитый октябрь

Со штруделем цвета корицы.

 

* * *

Жили с тобою вскладчину,

Ты – колбасу, я – гречневой.

В дом приносили всячину,

Чтобы висеть на плечиках,

Чтобы лежать на полочках

И расставляться в шкафчики,

И танцевали полечку,

Что запрещал нам папочка.

 

Жизнь начинали до свету,

Будто жених с невестою.

 

Коль не сживемся со свету,

Будем навеки вместе.

 

* * *

Где горы, поросшие лесом

Стоят от начала времен,

Лежит под сосновым навесом

Мой самый задумчивый склон.

 

Там, где по утрам ежевику

Хоть раз не пришлось собирать,

Дорожка, что светом облита,

Зовет за собою играть.

 

Но я не пойду, чтоб вернуться

Туда, где упрямый пиит

Уже непременно проснулся,

А может быть, всё ещё спит.

 

* * *

В стране желаний, в древней Анакопии

Воспевают поэты своих жен из России.

На склоны гор пологих с тобой взбираться,

Чтобы на себе ощутить подъёма опасность.

 

А когда вокруг небо восстанет шире,

Отдохнем на одной из древнейших башен в мире;

Вниз, рука об руку спустимся мы вдвоём,

Чтобы понять: ещё не напрасно с тобой живём.

 

* * *

На часах моих почему-то

Уже без пятнадцати утро;

В самых долгих часах на свете

Никогда не наступит вечер.

 

Я хватаю стихи за стрелки,

Проползающие, как слизни,

А на кухне пустые тарелки,

Словно малый кусочек жизни.

 

* * *

Я сегодня жить научилась,

А не просто мечтать о сказке.

У меня есть свой «Наутилус»

И свои деревянные маски:

Карабаса и Полишинеля,

Трубадура и Буратино,

Гоголевской шинели

Для полноты картины.

 

Мне раздобыть бы неба,

Справа ли или слева,

Столько, сколько хотелось.

 

Я раздаю всем небо,

Словно белого хлеба,

Чтобы свободно пелось.

 

* * *

Забудешь мат и сопромат,

Когда глядишься в водопад.

Когда так просто умереть,

Перестаёшь в аду гореть.

 

Танцуй с волнующим прудом,

Потом побегай за щенком,

И, наконец, иди домой.

Такой обычный выходной.

 

* * *

Спета песенка Анны Готлиб,

А уж Моцарта – и подавно,

И ресницы давно намокли

Юной девы, что звали Анной.

 

Если стану твоей Сусанной,

На весь мир наварю макароны,

Буду темой скрипичной – главной,

Не поеду с тобой в Верону.

 

Если стану твоей Джульеттой,

Вспомню наше чудное лето,

Дон Жуана и Донну Анну,

А в борщи положу сметану,

Надоело мечтать об этом.

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера