АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Евгения Манфановская

Грибной дождь




* * *
В мареве сиреневом, дородна и соннá,
в вечер хлебный, сенный, выплыла луна.
Пóнизу, за крышей, закатилась в сад,
где средь винных вишен тени мягко спят.
Ну, а ночи, ночи — держи не держи —
за луной уводят в поле, без межи.
А луну, бездумную, водит август бережно.
Тропкой топкой, лунною, речка промережена.

* * *
Звон ландыша…
        В хрустальной свежести росы —
        упругость стебля, устремлённость,
        фарфоровая хрупкость колокольцев.
Он должен, должен зазвенеть!
        Невидимые струи аромата
        тончайшей чистоты струятся.
        Может статься,
        что и они звенят?
Звон — аромат
        живой воды,
        которою, не пригубив, напьёшься:
        представив, ощутишь
        и задохнёшься
        от изумленья, радости и полноты.
Звон ландыша…

* * *
Жар-цвет,
жар-цвет —
        цвет пылающих углей,
жар-цвет,
жар-цвет —
        завладел душой моей.
        Цвет зари, и сарафана,
        и сапожек из сафьяна —
жар-цвет,
жар-цвет.
        В ду´гах, блюдах, полушалках —
        от саней и до ракет —
        полыхает, будоражит
        душу русскую жар-цвет.
        Средь морозов — жар печей
        и сердечный жар речей.
        А румянец у девиц —
        позабудешь и жар-птиц.
        Он один на белый свет —
жар-цвет,
жар-цвет.

РИТМЫ ВЕКА

Мода…
на урода


Бежать, догнать и победить,
подмять, урвать и утвердиться,
юлить, крушить, толкать и бить,
вгрызаться, дуриком пробиться,
исподнее поверх надеть,
а мысль душить, чтоб не затмиться.
Огонь души не разгорится.
Путь тлеет, чтоб не отлететь.
Да будет золото сверкать!
Да будет сила утверждаться!
…………………………
А Истине не привыкать
из тьмы и пепла возрождаться.

* * *
Золотое ожерелье
на груди Москвыземелья:
град Владимир, Суздаль, Гусь,
что Хрустальный. Ты ведь, Русь!
Всюду ширь, и мощь, и сказка,
дерзновенных красок пляска.
Самобытны мастера!
Мстёра.
Палех.
Хохлома.
Расписные терема,
золочёные цветы
оживали из мечты.
От российской доброты,
от душевной полноты
созидала радость ты.

* * *
Сыплет дождик.
Затянута дымкою даль.
                        Печаль
мягким облаком душу лелеет.
                        Белеет,
как чайка в волнах, монастырь.
                        Пустырь
расстилается бурою глиной.
                        Былиной
седою повеяло вдруг.
Как небо с землёю,
так со стариною
        смыкаемся в круг.

* * *
Мне одиночество так нужно.
Не обижайся, друг, позволь
побыть одной мне, незамужней,
тропинкой, ветром стать, дождём,
вернусь опять в твои ладони я
промокшим, но счастливым воробьём.

* * *
Лежит река.
Плывут облака —
ночь — день,
ночь — день.
Вода в реке
с берегами всклень.
Тиха река.
Низки облака.
Века плывут…
Плывут века…

* * *
Я собак не любила: боялась.
И, не зная людей, их чуждалась.
А теперь я людей понимаю,
а собак и люблю, и ласкаю,
и учусь я у тех и других
силе жизни и стойкости их.

ГРИБНОЙ ДОЖДЬ

Разнотравье. Разноцветье.
Солнце светит.
Дождик свесил
нитей пряди.
Сушит, глядя
разноцветными зрачками
рассыпающихся капель.

К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера