АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Орлов

Дух Моряны


* * *


Воды остывшей подмерзает дух
В застуженном на время небосклоне,
И слышно мне, как на бегущем фоне
Седой камыш поносит время вслух.


Поморье, мы останемся знакомы.
Мы в силах расстоянье превозмочь,
Нас подгоняет вездесущий всочь 1,
И пропадают второпях Судомы.


Маршрут проложен из «варягов в греки»,
Ведут меня под наледью следы.
Налипший снег избавит от беды,
И свет звезды мне покрывает веки.


Снежинка опустилась на ладонь:
В скрещенье синевато-белых линий —
Библейский мир из первозданных скиний
И три волхва, сошедшие в Шелонь.

* * *


Разъединяют в перелётах чайки
Москву и Кемь,
Я говорю спеша и без утайки:
«Мой поезд в семь».


И ледяные рыбные просторы
Окинет взгляд:
Там староверы, рыбаки, поморы
Сеть мастерят,


И девушка, несущая козули 2,
Рукой махнёт
И крикнет: «Приезжай в июле!
Растает лёд».И говорит о новгородской Марфе
В пути монах,
А на пальто и на горчичном шарфе
Рассвет зачах.

* * *


В чёрном камне я вижу незнакомые лица,
В нём томятся ветра обожжённых эпох,
В нём предательство, смерть и отвага пылится,
Чёрный камень ко всем посетителям строг.


Сотни лет он лежал в ожерелье часовен,
Словно тучей навечно забытый колтун,
Размышляя о мире возле брошенных брёвен,
Он для синего неба дикий лебедь-кликун.


Если встретишь в ночи взгляд калеки-поморца,
Не стесняйся, в глаза ему смело смотри,
Ты увидишь в зрачках два бездушных озёрца:
Чёрный камень и крест в багрянице зари.

* * *


Я каждое сомненье передам,
Что притаил в клокочущей столице,
Слепому снегу, вековой божнице
И мшистым одиноким валунам.


Ты не простишь, обманчиво не ждёшь,
И, прорицая в мире промысловом
С бывалым коренастым рыболовом,
Я распиваю забродивший кёж 3.

* * *


Ты помнишь: в изгибе незыблемых гряд
Терялись лукавые тени,
И каждый из нас говорил невпопад,
И фыркали в скалах тюлени,


И каждый из нас, проходя, свирепел,
И ветер, рассерженно-ловкий,
Нас гнал в позабытый рыбацкий удел,
Срывая от злобы штормовки.


Измятое солнце уткнулось в плато,
И, взглядами нас защищая,
Давало понять: не спасёт нас никто
В безлюдье варяжского края.


Казалось: мы с горем навеки близки,
Но волны, устав от проклятий,
Открыли для нас среди тьмы Соловки,
Где ждал преподобный Савватий.

* * *


В горячем отречении сердец
Мои мечты, как дикие карелы,
Загадочны, угрюмы и несмелы,
Ведут меня дорогой в Олонец.


Куда ни кинь понурый взор
С кормы ледянки 4:
На заболоченный простор,
Камней останки,


На монастырь, лесоповал,
Курган, траншею...
Кто здесь сидел? Кто воевал?
Узнать робею.


Архангел в облачную синь
Унёс столетья.
За победителей братынь 5
Сегодня третья.


Век поминают от души
Все трескоеды,
Карел-охотник, расскажи,
Где тень победы?..

Дух Моряны 6


Я видел, как моряна
На краешке волны
Решительно-нежданно
Рождает дух весны.


Он свеж, пропитан солью,
Он царь Залива змей,
И к ледяному смолью
Дух рвётся всё резвей.


И звёзд озябших тыщи,
И рыбаков карбас,
И тинщиков селище
Дух скрыл от наших глаз.


И под глубинной сенью
На стыке двух времён,
Готовый к заговенью,
Церквям он шлёт поклон.


Дух оглядел, как ели,
Встречавшие весну,
С рассветом розовели,
И месяц шёл ко дну.


На белоснежном ложе
Среди столетних древ
Отчётливей и строже
Дух начинал распев.

Посадница-метель


Мерцая в макияже
Сквозь узенькую щель,
Без сумок и поклажи
Посадница-метель


Из пустозёрской шири
На вечер прибыла,
Приют нашла в квартире,
Застыла у стола,


Раздула разговоры
О гордых земляках,
О берегах Печоры,
И свет дневной зачах.


В искристой белой шубе
Наследница волхва
Мне говорит о срубе,
В котором тьма жива,


О земляном раскопе,
О ненцах и зэка,
Сожжённом протопопе
И ветках сосняка,


О том, как пустозёры
У синего столба
Делили три просфоры,
Стирая снег со лба,


И как оленеводы
Рубили древний крест,
Как изгоняли годы
Людей из этих мест,


Как на высоком мысе
Стоит Хэбидя-Тен 7,
Пред ним осели выси
И взяли лето в плен.

 

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _

1. Всочь — ветер в лицо, встречный ветер на Белом море.

2. Козули — расписанные рождественские пряники.

3. Кёж — свежевыжатый ягодный сок.

4. Ледянка — лодка для плавания среди льдов.

5. Братынь — медная низкая чаша.

6. Моряна — мифологическая морская дева, благожелательно настроенная к людям, или сильный морской ветер.

7. Хэбидя-Тен — монумент трём идолам на мысе Висельников, посвящённый трагическим событиям в жизни ненецкого народа.



К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера