АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Окороков

«Дорога Бимини» и Колодец смерти




ЗАГАДКА «ДОРОГИ БИМИНИ»

— Профессор, а вы знаете что-нибудь об этом ясновидящем Кейси?
— Да. Перед отъездом я навёл кое-какие справки о нём через своего приятеля из Федерального бюро расследования. Забавно, за ним в своё время присматривали. Даже арестовывали несколько раз за мошенничество.
— И кто же он?
— Родился Эдгар Кейси в штате Кентукки 18 марта 1877 года. Ходили слухи, что его провидческий дар проявился в раннем детстве, эдак лет в шесть. Правда, взрослые не обратили на это особого внимание, приписав «видения» малыша его слишком богатому воображению. Где-то лет в 12 он оставил школу, некоторое время помогал отцу на ферме, а в 18 лет решил самостоятельно искать своё место в жизни. Сменив полдюжины профессий, молодой человек в конце концов неплохо показал себя в качестве коммивояжёра оптовой фирмы, торговавшей канцелярскими товарами. Возможно, из него вышел бы преуспевающий делец, если бы не случившееся несчастье: в возрасте двадцати одного года Кейси начал терять голос. Врачи так и не смогли понять причину недуга. Они перепробовали не один десяток лекарств и даже гипноз, но всё оказалось безрезультатно. Болезнь не отступала. И тогда Кейси решил вылечиться самостоятельно, без помощи медиков — по методике, которая ему «приснилась». И что вы думаете. Он выздоровел.
Новым «целителем», естественно заинтересовались репортёры. 9 декабря 1910 года газета «Нью-Йорк таймс» напечатала на двух полосах сенсационный материал о «волшебнике из Кентукки». Так началась многолетняя карьера Эдгара Кейси, «самого загадочного человека Америки», как назвали его журналисты.
После небольшой паузы профессор продолжил:
— И Вы знаете, Дмитрий, успехи Кейси на поприще лечения заболеваний бесспорны. Но, что интересно, наиболее шумную славу принесло Кейси не «целительство», а его «чтения» прошлого. И здесь мы подходим к самому интересному — ради чего мы и прибыли сюда.
Профессор задумался…
— Особое место в описаниях у Кейси прошлых жизней человеческих душ занимала Атлантида. Да, да, не улыбайтесь… Она не только встречается в его каждом третьем «чтении», но и выглядит своего рода «потерянным раем», где электричество перемещало транспортные средства, фотографии снимались с огромного расстояния, где была преодолена сила земного тяготения и многое другое. Такую фантастическую картину нарисовал Кейси в 1935 году, рассказывая об Атлантиде. Этот материк, который населяла краснокожая раса, по его словам, пережил последовательно три катастрофы: около 50 000, 28 000 и 10 000 лет до нашей эры. Причём последняя растянулась почти на 7000 лет и завершилась погружением Атлантиды в океанскую пучину. Одной из причин гибели последней цивилизации Кейси называл использование новых источников энергии, типа атомной. Обратите внимание, Кейси не был физиком, да и атомную бомбу изобрели лишь в 1945 году. Об одном из трансформаторов энергии — некоем Ужасном кристалле или Огненном камне ясновидящий сообщил следующее: «Запись того, как создать такой кристалл, находится в трёх местах на Земле: в затонувшей Атлантиде или Посейдоне, где часть храмов будет ещё обнаружена под донными наносами вблизи островов Бимини у побережья Флориды»…
Так или примерно так началась экспедиция, в состав которой вошли три уже к тому времени известных специалиста в области подводных исследований.
Первый из них: Дж. Менсон Валентайн — профессор Йельского университета, океанограф, зоолог, археолог и знаток доколумбовской культуры Америки, ветеран экспедиций на Юкатан и юг Тихого океана, почётный хранитель Музея науки в Майами и, наконец, исследователь, 15 лет проведший в поисках следов исчезнувших цивилизаций.
Второй: француз русского происхождения Дмитрий Ребиков (Ребикофф) — талантливый инженер-электрик, специалист в области подводной фотосъёмки, изобретатель знаменитой электронной самодвижущейся фотокамеры и к этому времени уже получивший известность как подводный археолог.
Думаю, здесь будет уместным чуть подробнее остановиться на личности этого человека, широко известного за рубежом и малознакомого отечественному читателю.
Дмитрий Ребиков родился в Париже в 1921 году и ещё в раннем детстве проявил незаурядные способности. Есть сведения, что во время Второй мировой войны он активно занимался изобретательством и многие германские предприятия привлекали его в качестве технического эксперта и приобретали его изобретения. После окончания войны он учился в Сорбонне, а по завершении образования переехал из Парижа в Швейцарию, в Лозанну, где открыл собственное дело.
Среди его удачных изобретений того времени — колорметр — прибор для измерения цветовой температуры. Изобретением портативной электронной лампы-вспышки (1947) Ребиков заложил основы нового научного направления — научно-технической фотографии. Благодаря этому изобретению он первым смог сфотографировать пулю в момент её вылета из ствола — процесс, длящийся миллионную долю секунды.
Вскоре Ребиков переехал во Францию, в Канны, где «заболел» подводным плаванием и приступил к научным исследованиям под водой. Он создаёт первые подводные электронные вспышки, стереофотоаппараты и кинокамеры. Благодаря его системам появляется возможность получения высококачественных подводных фотографий, что становится, по сути, прорывом в методах подводного документирования.
В 1952 году Ребиков конструирует первый в мире подводный скутер «Torpille», а через год превращает его в дистанционно управляемый необитаемый подводный аппарат «Poodle» — опять-таки, первый в мире.
Ох уж эти русские…
В 1953 году конструктор создаёт первый образец подводного средства движения «Pegasus», на котором впервые в мире были установлены гироскопические приборы. Этот аппарат был просто обречён на международный успех и стал прообразом для многих других подводных средств передвижения.
Вместе с профессором Ивановым, инженерами Леграном и Кувьером Ребиков в те годы разрабатывает корректирующую линзу для подводной фотограмметрии.
В 1959 году Ребиков с супругой переезжает в США. Здесь учёный работает главным инженером на фирмах «Loral», «Chicago Bridge» и ряде других. Продолжает на основе новых технологий разработки в области подводного телевидения и скоростных подводных фотоаппаратов, которые стали производиться этими фирмами. Подводные средства движения «Pegasus» и необитаемые подводные аппараты «Sea-Inspector», оснащённые фотоаппаратами и кинокамерами для подводной съёмки, нашли широкое применение в нефтедобывающей промышленности, киноиндустрии, в Океанографическом комитете и, конечно, в военно-морском флоте США.
В 1974 году компания «Rebikoff» представила уникальную глубоководную платформу для автоматической фотосъёмки, способную работать на глубине 2 км. Однако деятельность Д. Ребикова не ограничилась только разработкой уникальных средств передвижения и фототехники. За документальный фильм «Цветной дворец» (1952) о подводной жизни ему была присуждена награда Каннского кинофестиваля. Во многом благодаря именно его усилиям на экран выходит целая серия «подводных» фильмов, включая легендарный «Моби Дик» (1954).
В 1980 году в Форте Лодердейл во Флориде Ребиков основал некоммерческий Институт подводной технологии, который возглавлял до ухода на пенсию, в 1991 году. Умер талантливый изобретатель в 1997 году во Флориде.
Но вернёмся назад.
Третьим участником исследований стал Роберт Маркс, заслуженно считавшийся одним из ведущих специалистов в области истории флота и морской археологии, знатоком периода колониального владычества Испании в бассейне Карибского моря. До этого Маркс уже руководил подводными раскопками в Порт-Ройале (1963–1968 гг.), исследовал ряд археологических памятников древних майя, в частности «священные колодцы», изучал места кораблекрушений в Карибском море и у берегов Испании. Нашёл и исследовал у берегов Бразилии два римских корабля II в. до н. э. и тем самым доказал факт, что Колумб опоздал с открытием Америки на… 1700 лет!
В 1962 году на борту точной копии каравеллы Колумба Маркс попытался повторить маршрут великого генуэзца в Новый Свет. И, несмотря на то, что погодные условия не позволили ему довести эксперимент до конца, он был посвящён королём Испании в рыцари.
К вышесказанному, пожалуй, следует добавить то, что все трое были страстными аквалангистами и неизлечимыми романтиками.
В конце 1968 года эта группа снарядила экспедицию и прибыла на северное побережье острова Северный Бимини Багамского архипелага. Этот остров был хорошо известен своей рыбалкой — окружающий его океан многие считали и по сей день считают одним из самых лучших мест в мире для рыбной ловли. Поскольку Бимини находится всего лишь в 80 км (50 миль) восточнее Форта Лодердейл (Флорида), многие американцы-рыболовы заходят на остров на лодке или на яхте, чтобы порыбачить или насладиться ночной жизнью острова. Да и растительность этих мест живительна, недаром великий Генрих Гейне в стихотворении под одноимённым названием «Бимини», называл его «островом счастья». Старик Хемингуэй первую часть своего романа «Острова в океане» также посвятил Северному Бимини.
Но не ради благословенного отдыха и рыбалки прибыли на остров специалисты-подводники. Объектом их научного интереса да и простого человеческого любопытства стали остатки таинственных сооружений, которые были воочию «открыты» всего несколько месяцев назад американскими пилотами Робертом Брашем и Триггом Адамсом, совершавшими очередной полёт над Багамскими островами. На небольшой глубине вблизи острова Андрос неподалёку от крошечного островка Пайн Кэй (Сосновая бухта) они заметили на фоне светлого песчаного дна чётко проступающие тёмные протяжённые образования, напоминающие каменную кладку. По форме они соответствовали прямоугольному строению с длиной стены от 30 до 18 метров. Примерно треть прямоугольника была отгорожена внутренней стеной.
Сенсацией запахло тогда, когда вспомнили, что где-то в далёких тридцатых американский визионер, Эдвард Кейси, известный больше под псевдонимом «Спящий пророк» неоднократно указывал на происшествие, которое должно было случиться в 1968 или 1969 годах. Речь шла ни больше ни меньше, как о нахождении легендарной Атлантиды. «И Посейдия будет среди первых частей Атлантиды, которые снова поднимутся. Ожидайте этого шестьдесят восемь и шестьдесят девять (1968 и 1969). Уже недолго».
Во время другого транса Кейси уточнил, где поднимется «Посейдия»: «Есть возвышающиеся части, некогда составлявшие континент Атлантиду. Британская Вест-Индия или Багамские острова и часть, которую можно увидеть сегодня, если сделать геологическую съёмку; эти (части) определятся прежде всего в районе Гольфстрима».
Согласно Кейси, мифическая Атлантида, прежде чем погрузиться под воду, раскололась на пять больших островов. Самыми крупными были Посейдия, Ариан и Ог. В трансе он увидел их разбросанными между Азорскими островами и западным побережьем США.
Последователи «Спящего пророка» немедленно объявили находку Р. Браша и Т. Адамса грандиозным подтверждением прогнозов своего учителя. Их даже не смутили высказывания местных жителей, заявлявших о том, что о существовании «обнаруженных» лётчиками фундаментах они знали давно и всегда относились к ним, как к чему-то само собой разумеющемуся. «Здесь Бог благословляет людей на жизнь»,— недоуменно говорили они. Впрочем, знали об этих таинственных объектах и учёные. Ещё в 1956 году местные жители — отец и сын — занимаясь подводной охотой возле островков Бимини, увидели на дне мраморные колонны, торчащие из песка. Охотники-подводники сообщили о своём неожиданном открытии учёным. Однако отыскать колонны им вторично не удалось. Скорее всего, предположили учёные, колонны скрыл слой морского песка, передвигающегося под водой.
В 1959 и 1960 годах известный нам уже доктор Дж. Мэнсон Валентайн, неоднократно совершая полёты между островами Бимини и Ориндж-Ки, обнаружил на малой глубине каменные образования, похожие на улицы, сооружения геометрической формы со множеством углов и закоулков, и круги, также выложенные из камня. На глубине не более 5,5 м у северо-западного побережья северной группы островов Бимини он увидел нечто, что выглядело наподобие булыжной мостовой, выложенной из больших блоков, скруглённых по бокам и углам. Большая часть этих глыб имела прямоугольную форму, некоторые — почти квадратную. Самые крупные блоки достигали в длину от 3 до 6 м. То, что Дж. Мэнсон Валентайн принял за мостовую, могло быть верхней частью стены, которая протянулась более чем на 300 м. Примерно в 30 милях к югу от южной группы островов Бимини на мелководье Валентайн заметил ещё одну протяжённую каменную гряду, вытянутую по прямой, а рядом тёмный, поросший водорослями прямоугольник. А ещё 20 миль южнее, чуть к северу от Ориндж-Ки, на плоском грунте на глубине всего в 2 сажени покоились многочисленные, едва заметные прямоугольники.
Правда, убедительно объяснить, что это за кладки, профессор Валентайн тогда так и не смог.
В 1967 году над Бимини и лежащим поблизости островом Андрос пролетал самолёт, на борту которого находился Дмитрий Ребиков. На глубине в пять-шесть метров он также заметил какое-то странное сооружение прямоугольной формы. По мнению Ребикова, сооружение не могло быть творением природы — его построили люди. Может быть, это были остатки островного государства Бимини, о котором писал Джозеф Б. Мэйхэн?
Джозеф Б. Мэйхэн, занимавший вплоть до своей кончины в 1995 году пост исполнительного директора Института изучения культур Америки, почти всю свою жизнь посвятил изучению истории и культуры индейского племени ючи. В июне 1957 года Мэйхэн познакомился с потомственным вождём племени Сэмюэлем У. Брауном-младшим. Учёный побеседовал с ним и был даже удостоен чести составить письменную хронику священной истории ючи. В своей увлекательной книге «Тайна: Америка в мировой истории в доколумбовскую эпоху» Мэйхэн писал:
«У ючи сохранилась легенда о том, что их древней прародиной был некий остров на востоке. Вождь приказал записать специально для меня сокращённый вариант легенды, где говорится, что Багамские острова представляют собой остатки огромного легендарного острова, погибшего много веков назад в результате грандиозной природной катастрофы».
Далее вождь Браун ссылался на эту катастрофу, утверждая, что земля была расколота «пламенем и облаками различных цветов, появившимися с запада и севера». По словам Мэйхэна, именно тогда огромный остров опустился на дно моря и лишь немногим оставшимся в живых удалось добраться до «мыса», как они его называли. Браун утверждал, что «этот мыс» и есть ныне Флорида. Затем он без тени сомнения заявил, что тот огромный остров находился на месте нынешних Багамских островов, и, в частности, упомянул остров Андрос».
Так что же это за сооружения или стены циклопической кладки, получившие позднее название «Дороги Бимини»?
Природа ли создала эти каменные формации или это действительно следы древней мифической Атлантиды? Или легендарного островного государства Бимини, блаженной земли, о которой повествуют предания лукайос — индейского племени, обитавшего на Багамских островах до прихода Колумба и истреблённого конкистадорами в XVI веке?
В 1492 году корабли Христофора Колумба впервые приблизилась к берегам Нового Света. Колумб высадился на островах между Флоридой и Кубой. Местных аборигенов, а вместе с ними и группу островов, на которых они обитали, он назвал одним и тем же именем — лукайос. Сегодня этот архипелаг именуется Багамским. Туземцы то и рассказали белолицым пришельцам об островном царстве Бимини, на котором били источники вечной молодости и обитало племя прекрасных женщин.
Во втором плавании Колумба принимал участие Хуан Понсе де Леон — беспоместный член одной из самых знатных фамилий в Кастилии, ставший известным позже как завоеватель и губернатор Пуэрто-Рико. В марте 1513 года он на собственные деньги собрал экспедицию и отплыл из Пуэрто-Рико на поиски чудо-источника. По рассказам, Понсе принимал на службу и стариков, и увечных. Вероятно, он полагал, что молодость и здоровье ни к чему людям, которые после сравнительно короткого морского перехода могут омолодиться и возвратить утраченные силы. Команды на кораблях этой флотилии были самыми старыми из всех, какие знает морская история.
27 марта 1513 года, пройдя мимо северной группы Багамских островов, после трёхнедельного плавания они увидели большую землю. Понсе назвал эту землю Флоридой («Цветущая»), так как она вдвойне заслуживала это название: берега её были покрыты великолепной субтропической растительностью и она была открыта в первый день праздника христианской «цветущей» Пасхи (по-испански — Pascua Florida). Но на карте, составленной Аламиносом — главным кормчим экспедиции, на новооткрытой земле было написано и другое, «языческое» имя — Бимини.
Две недели Аламинос вёл корабли на север вдоль восточного берега Флориды. Испанцы высаживались во многих местах и перепробовали воду множества речек и озёр, напрасно отыскивая целительный источник. Огорчённый неудачей Хуан Понсе де Леон в последний раз высадился на берегу у 30° северной широты и именем кастильской короны вступил во владение новым «островом».
Это было первое испанское владение на континенте Северной Америки. Но останавливаться здесь было довольно опасно, так как испанцы встретили во Флориде воинственные индейские племена — калуса.
В 1521 году Понсе де Леон с королевским патентом на колонизацию островов Бимини и Флориды (в то время Флорида ещё считалась островом), во главе отряда из 200 человек высадился на западном берегу Флориды и вновь попытался завоевать полуостров. Однако испанцы встретили такое яростное сопротивление со стороны местных индейцев, что вынуждены были спешно погрузиться на корабли и повернуть назад. В одном из сражений с индейцами Понсе де Леон был ранен отравленной стрелой и скончался во время морского перехода на Кубу.
В ответ на гибель своего предводителя испанцы ответили кровавой резнёй. Оставшиеся в живых индейцы были погружены на корабли и отправлены в качестве рабов на побережье Кубы или на остров Гаити, который тогда назывался Испаньола. Примерно к 1540 году племя лукайос исчезло полностью. Вместе с ним навсегда были утрачены и сведения о сказочном островном государстве Бимини.
И вот наступил 1968 год. Казалось бы, настал «момент истины». Группа Д. Ребикова и профессора Валентайна приступила к исследованию затонувших сооружений. Открытия пошли одно за другим. Между рядами каменных блоков в северной части островов Бимини, которые имеют высоту от 6 до 20 м, ныряльщики обнаружили следы или отпечатки наподобие колеи, известные по доисторическим культурам Мальты. На восточной оконечности архипелага Бимини — остатки стены. Верхняя часть этой стены будет досконально изучена спустя 5 лет, в 1973 году, после значительного подъёма морского дна. Как оказалось, она представляла собой сооружение типа вала или насыпи и по форме напоминала огромный треугольник. Своей наиболее длинной стороной она примыкала к прямоугольнику размером с футбольное поле. В свою очередь западная часть этой площадки была окаймлена подобием каменной плотины, сложенной из крупных необработанных блоков, через которую, извиваясь, проходил канал. Валентайн принял это сооружение за исполинский резервуар для воды с подводящим трубопроводом. В северной части этого сооружения он усмотрел три концентрических окружности, по форме напоминающих глаз. Подобные структуры знакомы нам по другим доисторическим культурам, существовавшим в различных районах мира. Но образования, которые были обнаружены на мелководье вокруг островов Бимини, значительно превосходили по размеру все те, что были известны науке до сих пор.
Мэнсон Валентайн не удовлетворился полученными результатами и приступил к обследованию всего района близ острова Бимини. В 1970 году во время облёта акватории к югу от Мозелльской банки — рифа, ориентированного по оси север-юг и находящегося примерно в 5 км от берегов Бимини, он со старым другом и коллегой Джимом Ричардсоном обнаружил с воздуха целый ряд объектов, представляющих потенциальный интерес для археологов и лежащих под водой на глубине от 5 до 10 м. К их числу относились «участок дна, покрытый сетью пересекающихся прямых и дугообразных линий», а также «исключительно сложная подводная система квадратов, прямоугольников и полуокружностей». Поблизости от неё была обнаружена груда «отдельных клеткообразных фрагментов, образующих некий артефакт длиной добрую сотню ярдов (т. е. 91,5 м), отдалённо напоминающий ногу со многими пальцами». Этот объект, по мнению Валентайна, отмечал собой северную оконечность Бимини.
Жак Майоль, знаменитый ныряльщик, рекордсмен мира по глубоководным погружениям, по просьбе Валентайна обследовал это место. Ему удалось сделать целую серию ценных для науки фотоснимков, которые убедительно свидетельствовали, что клеткообразные фрагменты имеют явно упорядоченную структуру. По мнению Валентайна, дно в этом месте было «разлиновано прямыми тёмными линиями, столь же ровными, как разметка теннисного корта». Были обнаружены и шестигранные метки, и впадины в грунте, но наиболее часто встречались «клетки», имевшие в среднем около 4 м в поперечнике.
В целом этот комплекс, по мнению Валентайна и его коллег, отличался несомненной геометрической симметрией, что позволило им прийти к заключению о том, что «этот удивительный артефакт представляет собой творение весьма искусных мастеров, живших в незапамятные времена».
Затем Валентайн и Ричардсон сосредоточили свои усилия на обследовании 50-километровой полосы между Бич Кейс и Саут Райдинг Рокс вдоль северного края Большой Багамской банки. Здесь они обнаружили несколько «прямоугольных структур», а также «прямоугольник и треугольник», происхождение которых пока что не получило убедительного объяснения. В полутора километрах к югу, чуть севернее острова Ориндж Кей, исследователи заметили «группу странных прямоугольников больших размеров, имеющих не вполне ясные, но, несомненно, правильные очертания».
Другой аномальный объект, найденный у северного острова Бимини, представлял собой «странной формы „стрелу“, заросшую водорослями», острие которой указывало на северо-запад, «а другой конец был соединён с основанием U-образной формы, придававшим всему рисунку сходство с огромным следом». После более тщательного исследования было установлено, что его размеры составляют 33 м и состоит этот объект из огромных каменных блоков. Такое же сооружение, имеющее те же очертания, но гораздо большие размеры, было обнаружено Валентайном и Ричардсоном на отмелях Джолтерс Кей, примерно в 48 км к востоку.
Ещё более загадочным был объект, зафиксированный примерно в 100 км к юго-востоку от Бимини. Он состоял из двух «очень заметных» параллельных борозд или дорожек, протянувшихся «почти на семь миль» (11 км) в направлении островка Рассел-Лайт-Хаус. Эти линии представляют собой составную часть громадной звездообразной композиции, полностью скрытой под густыми зарослями водорослей. В центре её находятся «три многоугольных отверстия». Коллега Валентайна, Жак Майоль, совершил погружение в указанном месте и обнаружил, что центральное отверстие завалено грудой огромных каменных глыб.
В апреле-мае 1971 года очередная экспедиция под руководством доктора Валентайна продолжила поиски. Она подтвердила бесспорное существование под водой каменного сооружения или конструкции длиной 70 метров и шириной 10 метров. Исследователи пришли к мнению, что это произведение человеческих рук. Учёные открыли также «явно искусственно обработанные каменные плиты в форме шестигранников диаметром чуть более двадцати сантиметров, которые лежали на берегу кучей или были уложены прямыми и параллельными линиями». Некоторые образования на морском дне имели форму больших полумесяцев или напоминали границы дворов. Вот только опять не было найдено ни одного керамического изделия, ни украшений, ни инструментов — тех важных предметов, которые могли бы стать убедительным доказательством рукотворности сооружений и датировать их.
29 сентября 1972 года Валентайн вместе с Джимом Ричардсоном совершал очередной полёт. Их небольшой лёгкий самолёт следовал на малой высоте вдоль западной кромки Большой Багамской банки, держа курс на юг, туда, где островной шельф круто обрывается в сторону Старого Багамского пролива, глубоководного канала, отделяющего древний багамский сухопутный массив от острова Куба, расположенного к югу от него. Повернув на юго-восток, исследователи продолжали полёт на высоте около 700 м прямо вдоль кромки мелководной банки и увидели внизу очертания крошечного островка Кэй Гвинчос.
И тут Валентайн и Ричардсон сразу же заметили на мелководье «самую поразительную совокупность сдвоенных линий, которую нам когда-либо доводилось видеть… общая картина чем-то напоминала террасные склоны, «улицы» на которых шли более или менее параллельно друг к другу». Поражённый этим зрелищем, Валентайн сразу же предположил, что «по всей вероятности, это богатое место служило в древности чем-то вроде некоего церемониального центра».
Продолжая полёт в юго-восточном направлении и преодолев ещё 55–65 км, Валентайн и Ричардсон увидели контуры другого крошечного островка, Кэй Лобос, также расположенного на самой кромке Большой Багамской банки… И в этот момент они увидели именно то, что, как и предчувствовал Валентайн, и должно было находиться на Большой Багамской банке: объект, который он впоследствии назвал колыбелью, блестящей жемчужиной затонувшего материка. По словам учёных, их глазам предстали «панорамы густых зарослей водорослей, имеющие столь явную и правильную планировку, которая никак не могла образоваться в результате случайного размножения флоры». Эти правильные линии шли по самому краю шельфа банки, обращённого к Старому Багамскому проливу, в направлении мелководного рифа у островка Кайо Романо, лежащего у северного побережья Кубы.
Продолжая двигаться вдоль кромки шельфа, Валентайн и Ричардсон заметили ещё более странные объекты. Впоследствии учёный описывал их как «огромное поле тёмных водорослей, ограниченное с одной стороны палевого цвета трапецеидальным сооружением… обнесённое сплошной оградой… имеющей неровные очертания со стороны «суши» (т. е. дна шельфа) и вытянувшейся строго по прямой линии вдоль кромки шельфа». Вдалеке они заметили «множество тёмных прямоугольников и прямых линий, тянущихся вдаль».
Подлетая к Диамонд Пойнт, находящемуся у юго-западного угла Большой Багамской банки, исследователи заметили целую серию «прямых линий, пересекающих друг друга под прямыми, тупыми и острыми углами». Это зрелище впоследствии побудило Валентайна охарактеризовать находку как «архитектурный план исключительно сложного городского комплекса». В самом деле, Валентайну и его другу Джиму Ричардсону показалось, что «их глазам предстали руины некоего допотопного города».
В 1975 году к затонувшим объектам близ Бимини прибыла новая экспедиция. Её возглавил преподаватель английского языка и литературы Академии военно-воздушных сил США и большой любитель археологии профессор Девид Зинк. В исследованиях приняли участие профессиональные водолазы ВМС США.
Один из участников этих работ, археолог Джон Стал, в своём отчёте писал: «На протяжении трёх месяцев мы зарисовывали, замеряли, брали геологические пробы. Большая часть дороги состояла из огромных камней размером приблизительно 5 × 5 × 1 метр, дальний от берега отрезок простирался на 1000 метров, направленный на северо-восток. На южном конце заметен чёткий изгиб, где дорога поворачивается в противоположную сторону, дублируя себя; отрезок, ближе расположенный к берегу, или внутренняя часть образуемой таким образом буквы «J», отклоняется на 7 градусов на восток и идёт под углом 52 градуса на северо-восток. В последнюю неделю экспедиции я обнаружил, что внутренний отрезок, обрываясь в зарослях черепаховой травы, продолжается после по крайней мере 750 метров, по сравнению с северным экстремумом дальнего отрезка.
За исключением четырёх-пяти участков, где обнаружены два и более установленных друг на друга рядов камней, вся дорога выложена в один слой. Хотя не все камни одинакового размера, путём статистического анализа мы получили условную строительную единицу, которая составила 1,15 метра, исходя из того, что большинство камней имело размеры около 2,3 и 3,45 метра.
Более точных замеров под водой проделать было невозможно. Ближайшая к полученной древняя единица измерения равняется двум финикийским локтям, или 1,14 метра».
Да простит меня читатель за столь подробное описание обнаруженных под водой объектов. Автор сам утомился, собирая их по «крохам». Но важно было показать ценность и масштаб найденных артефактов.
Итак, что могут представлять собой «стены Бимини»? Некоторые исследователи допускают, что речь идёт, вероятнее всего, про порт с двойным волнорезом и каменными набережными. Однако если принять предложенную гипотезу, то гигантское сооружение из огромных камней свидетельствует, что мы имеем дело с каким-то реликтом неизвестной, но распространившейся чуть ли не на весь мир мегалитической культуры. Но до сих пор считалось, что древнейшие сооружения этого типа появились на Ближнем Востоке в VI тысячелетии до н. э. Тем временем, когда учёные начали с помощью разных методов (в том числе и радиоуглеродного) определять возраст подводных зданий возле Багамских островов, то выяснилось, что он достигает… 10 тысяч лет! И даже более… Неужели именно здесь возникла та гипотетическая мегалитическая культура, творцы которой на протяжении нескольких тысячелетий странствовали по морям и океанам, оставляя о себе память в виде гигантских сооружений?
Но именно возраст каменных зданий возле Северного Бимини и породил главный вопрос. Вроде бы все правильно: каменный порт был построен на побережье острова, который, согласно геологическим данным, ещё и сейчас продолжает медленно погружаться в воду, и скорость этого погружения известна. Именно таким образом через несколько тысячелетий сооружения оказались под водой.Допустим, что так. Но не удивителен ли факт, что уже 10 тысяч лет тому назад строились каменные порты с волнорезами и набережными? Кем и для кого? Куда странствовали неизвестные создатели, с кем вели торговлю? И вообще, откуда строители брали камни для циклопической кладки? Для ответа на последний вопрос определённый интерес представляет сообщение геологов из университета в Майами (США). Они говорили, что на острове нет такой горной породы и похоже, что единственное место, откуда её можно было взять, находится примерно в 40 километрах к северу…
Здесь, пожалуй, пора уже предоставить слово скептикам. Некоторые из них на полном серьёзе заявляли, что камни «дороги Бимини» не что иное, как сброшенный с морских кораблей балласт. Правда, почему эти камни так правильно «приземлились» на дно морское и образовали прямую линию, похожую на дорогу, они ответить не смогли.
Ещё одна версия — природное происхождение «дороги». Её опровергнуть гораздо труднее. Ещё в 1970 году «дорогу Бимини» обследовал профессор археологии университета Майами Джон Холл. В заключении он написал: «Наши исследования выявили, что мы имеем дело с феноменом природного происхождения, называемым «эрозия» и «расщепление прибрежного плейстоцена», мы не обнаружили никаких следов вмешательства человека или какого-либо разумного существа, поэтому, к сожалению для любителей старых легенд, очередная версия о следах Атлантиды отпадает». В апреле 1971 года в журнале «Нейче» («Природа») появилась статья канадского географа Ваймона Харрисона. В ней он писал, что каменные стены Бимини представляют собой ракушечный гравий, зацементировавшийся на мелководье. Затем в едином массиве «образовались трещины, как это обычно происходит с известняками». Создалась иллюзия, будто это глыбы, пригнанные друг к другу строителями. Глыбы, как надводные, так и затопленные, имеющие различные стадии разлома и разрушения, встречаются на Багамских островах часто. Возле Бимини же, по мнению Харрисона, исследователи столкнулись с просто необычной формой разлома огромной плиты ракушечника, и только. Впрочем, и доктор Валентайн не исключал такой возможности. Ведь известны же науке удивительно правильные каменные создания в других частях света, возникшие без участия человека, например, ландшафт с базальтовыми колоннами Джайентс Козвэй под Бушмиллсом на северном побережье Ирландии. Отдельные признаки, правда, могут оспаривать мнение о естественном образовании подводных сооружений Бимини, к примеру, траншея шириной примерно 60 см и такой же глубины, прямой линией протянувшаяся по дну на значительное расстояние. Сюда же следует отнести то обстоятельство, что среди огромных каменных блоков мостовой тут и там торчат вертикальные столбы,— факт, не укладывающийся в картину её натурального возникновения. Не перестаёт удивлять и трассировка циклопической стены, проложенной не то людьми, не то природой: её углы размечены с геометрической точностью. Да и маловероятно, чтобы природа могла создать из больших глыб правильную прямоугольную букву «П», что лежит «на боку», да ещё и «врезать» в поперечину этой буквы три параллельных «мола» одинаковой длины. Может быть, основа сооружения и в самом деле была создана природой, но и человек, несомненно, приложил к ней свои руки.
Веским аргументом рукотворности «дороги» служит удивительный фрагмент обработанного камня, обнаруженный Дэвидом Зинком. На камне заметны чётко выдолбленные по всей длине желобки; один конец имеет полуцилиндрическую форму, другой прямоугольный. Ничего подобного прежде на Бимини не встречалось, так же как и на других Багамских островах. При этом ни один археолог или архитектор не смог точно определить происхождение этого фрагмента. Но то, что это было делом рук человека, не вызвало ни у кого сомнения.
Потенциальный интерес представила и находка Пино Туролла. Около Багамских островов, в четырёх километрах на юг от «дороги» (в районе Мозелльской банки), он обнаружил мраморные колонны. Мрамор не встречается на Багамах, и его происхождение установлено не было. Вопрос заключается в том, являются ли эти колонны и камень с узорами свидетельствами исчезнувшей цивилизации или это просто балласт с потерпевших крушение кораблей, останками которых буквально усеян этот участок.
Нельзя не упомянуть здесь и ещё об одной «достопримечательности» этих мест. Речь идёт об обнаруженном с помощью воздушной фотосъёмки скальном образовании на Бимини. Оно представляет собой холм в форме кошки с длинным хвостом, изогнутым вдоль спины. Фигура зверя составляет около 250 метров в длину и располагается по соседству с неким прямоугольным скоплением камней. Этим скоплением, как предполагают некоторые исследователи, могут быть развалины храма египетской богини Бастет, имевшей, как известно, кошачье обличье. К этому можно добавить, что очертания одного из островов Багамского архипелага, Кэт Айленда, имеет форму дельфина! А дельфин, как известно,— это священное животное Посейдона, царя Атлантиды.
Людям очень хочется найти остатки легендарной Атлантиды. В средствах массовой информации от случая к случаю вспыхивают сообщения, что они найдены. География Атлантид обширна. На сегодняшний день самыми перспективными районами поисков Атлантиды (по крайней мере, по обе стороны Атлантического океана) являются: Америка, Антарктида, Арктика, остров Сан-Паулу, Кубинская и Багамская акватории, Бермудский треугольник, Азорские, Канарские острова, подводный архипелаг Подкова, северо-западные страны Европы и Африки, Сицилия, Мальта, Кипр, Крит и Санторин.
Во многих странах даже созданы общества, организации и институты, активно работающие по проблеме Атлантиды. Один из главных таких центров находится в штате Виргиния (США). «Ассоциация деятелей науки и просвещения» (А.R.Е.) была создана в 1932 году на основе Фонда Эдгара Кейси, где тема «Атлантида» стоит на одном из первых мест в системе исследовательских проектов. В рамках американской организации A.R.E. создано несколько проектов по поиску Атлантиды, например, на Багамских островах: группа «Поиски Атлантиды» (Джоан Хенли, Ванда Осман), проект GAFA (Джоан Хенли), проект «Альта» (Билл Донато, Донни Филдс). С 1997 году и по настоящее время в этом районе проведено уже более десятка экспедиций. A.R.E. координирует и финансирует эти экспедиции.
Поиски в районе Багамских островов и акватории Кубы, как считают многие исследователи, имеют особые перспективы.
Ещё в 1976 году доктор Валентайн первым высказал предположение о том, что в доисторические времена сухопутный массив Большой Багамской банки и Кубу соединяла полоса суши. В своей статье, опубликованной в «Эксплорерс Клаб Джорнел», он утверждал: «…Оба побережья расположены параллельно друг другу, что явно указывает на то, что некогда они составляли единый массив; об этом же говорят и многие эндемичные виды фауны, распространённые на Кубе и Багамских островах. Дело в том, что присутствие аналогичных видов животных (по обе стороны Старого Багамского пролива) не так-то просто объяснить их переселением, особенно если вспомнить, что на соседнем материке они никогда не водились».
К слову сказать, «каменные развалины, занимающие площадь несколько акров и имеющие странно белый цвет, словно они — из мрамора» в своё время были замечены с воздуха Лейчестером Хэмингуэйем — братом писателя, во время полёта на Кубу. Точное местонахождение этих подводных развалин остаётся неизвестным. Если они находятся не у крайней южной оконечности Большой Багамской банки, то вполне возможно, что их следует искать возле одного из многочисленных островков и бухт, расположенных на банке Кай Саль. Эта банка представляет собой громадный трёхсторонний район морского шельфа около 100 км в длину и ширину, расположенный примерно в 70 км к северу от Кубы.
Известно, что банка Кай Саль опустилась под воду вскоре после заметного повышения уровня океана, последовавшего после окончания ледникового периода, около 8000–6000 гг. до н. э. На этой банке имеются объекты, представляющие потенциальный интерес для археологов. Обнаружил их опытный аквалангист Герб Савински, заместитель директора Музея науки и археологии в Форт Лорендэйл, Флорида, посвятивший немало времени исследованиям подводных пещер и глубинных участков в водах вокруг Багамских островов. К числу таких объектов относятся два сооружения, напоминающие «дорогу Бимини». Одно из них находится около острова Антиллия, а другое — у побережья центрального острова Кай Саль. Кроме этих объектов известно два огромных тёсаных и отшлифованных каменных блока, находящихся в подводной пещере, получившей благодаря этой находке название Каменоломни, а также явные следы орудий каменотёсов, найденные и здесь, и в другой пещере, находящейся на рифе Распберри (Малиновый риф). Так как обе эти пещеры вот уже несколько тысяч лет находятся под водой, вполне обоснованная вероятность того, что они были созданы или, по крайней мере, расширены человеком.
И, наконец, в июле 2000 года было сделано новое сенсационное открытие. Группа исследователей канадской компании «Advanced Digital Communications» провела вместе с учёными из Кубинской академии наук глубоководную разведку с использованием современной гидролокационной техники. В результате на дне моря в районе Западно-Карибских островов на глубине до 1400 м были обнаружены объекты, напоминающие руины затонувшего города. На этом этапе исследований учёные при помощи эхолотов составили подробную карту морского дна в районе западного побережья Кубы.
В 2001 году исследования продолжились, но проводились уже с использованием новейшего оборудования. Для того чтобы подтвердить свои предположения, учёные из Advanced Digital Communications отправили в подводную разведку мини-субмарину с дистанционным управлением. С её помощью удалось заснять на глубине более 600 м многочисленные каменные сооружения, имеющие, по всем признакам, рукотворный характер. Фототехника субмарины зафиксировала, в частности, фрагменты строений, которые напоминали городскую застройку. Подводный город простирался почти на 13 км 2. Среди обнаруженных объектов оказались массивные блоки, похожие по фактуре на обработанный гранит. О рукотворном характере находок свидетельствовала, в первую очередь, их форма: подводные строения были прямоугольные, круглые и пирамидальные. О том же свидетельствовал размер конструкций. Длина большинства блоков составляла от 2 до 5 м, что подтверждало версию о том, что обнаруженные конструкции могли использоваться в качестве строительного материала.
Помимо обнаружения подводных руин удалось продвинуться и в ответе на вопрос о том, как формировались континенты.
Канадские учёные, в частности, полагают, что их открытие подтвердило версию о том, что Куба когда-то была соединена с Латинской Америкой в районе полуострова Юкатан. Ведущий специалист «Advanced Digital Communications» Полина Зелитски (в прошлом гражданка СССР) считает, что затопленный город был построен как минимум 6 тыс. лет назад неизвестной цивилизацией. Вероятной причиной её гибели и затопления города она назвала вулканическую активность.
Спустя два года после находки у берегов Кубы, в марте 2003 года супруги Грэг и Лора Литтл заявили об открытии огромной, трёхъярусной каменной платформы, находящейся в 500 метрах к северу от острова Андрос на глубине 3 метров. Это сооружение тянется в длину на 450 метров, имеет в ширину 45 метров, высота 4,5 метра от морского дна. Платформа составлена из больших прямоугольных каменных блоков и состоит как бы из трёх секций. Эти секции составлены большими каменными блоками примерно 7,5 × 9 метров, толщина их 60 см. Некоторые гиганты достигали размеров 9 × 15 метров! На поверхности некоторых из блоков были видны квадратные углубления, размер отверстий 14 × 14 см. При дальнейшем исследовании оказалось, что к северу от платформы лежит огромная плоская равнина на глубине 3 метров. Равнина простирается до глубокой траншеи, которая называется «Язык Океана». Большая часть морского дна покрыта песком, но удалось зафиксировать на фотоплёнку что-то похожее на брусчатку, аккуратно соединённую между собой. Камни на равнине квадратные или прямоугольные, площадь самого маленького достигала 60 см. Каменная платформа имеет вид древнего мола и прилегающей гавани. Все эти структуры, по словам Литтлов, как-то связаны со знаменитой дорогой Бимини, которая имеет все характеристики древней гавани. Они утверждают, что находки на Андросе и Биминской Дороге, их формы и размеры соответствуют таким же древним гаваням, обнаруженным в Средиземноморье.
Кстати, экспедиции доктора Литтла к Северному Бимини в 2003 и 2004 годах дали, пожалуй, больше информации об этих объектах, чем все предыдущие вместе взятые. Литтл и его команда обнаружили под слоем каменных блоков второй такой же, а ещё ниже — третий. Добраться до основания древней постройки Литтлу не удалось, но он высказал вполне убедительную версию, что это не дороги, а, скорее всего, вершины стен, погребённых под донными отложениями.
При осмотре очень небольшой части второго слоя плит, которую удалось раскрыть, было определено, что она меньше затронута водной эрозией, плиты тщательно отшлифованы и довольно плотно подогнаны друг к другу. Приборы показали наличие под дном в районе «дорог» пустот, а также металла. Это необычно для всего района, поскольку ни на самих Багамских островах, ни на прилегающей территории Атлантики залежей металлов нет. Подземные металлические объекты, которые зафиксировал прибор, располагаются большей частью к северу и северо-западу от «дорог», причём расположены они как бы точечно, вкраплениями, и образуют широкий полукруг. Литтл полагает, что это, возможно, древняя металлическая колоннада, которая когда-то поддерживала (а может быть, поддерживает до сих пор) своды какой-то постройки.
К сожалению, довести исследования до конца доктору Литтлу не удалось. В 2004 году на одну из участниц экспедиции напала акула, и работы пришлось свернуть раньше срока.
Версия доктора Литтла поколебала уверенность многих скептиков. Тем не менее дискуссия продолжается… А пока правительство Багам не скупится на инвестирование курорта и исследовательского центра вблизи столицы Нассау. Туда съезжаются аквалангисты со всего мира. Их манит загадка легендарной Атлантиды.
Немалый интерес вызывает и тайна омолаживающего источника или фонтана, который так безуспешно искал Хуан Понсе де Леоне. По слухам, он находился в мелководных заводях Южного Бимини. Правда, известно, что в морском мангровом лесу, покрывающем четыре мили Северного Бимини, находится Целебный грот, заводь, расположенная в конце причудливой сети подземных туннелей. Во время отливов по этим каналам в заводь поступает прохладная, обогащённая минеральными солями пресная вода. Как выяснили учёные, в ней содержатся литий и сера — два минерала, которые придают воде лечебные свойства. И люди, посетившие грот и совершившие омовения в его водах, испытывают чувство умственного и физического омоложения.
Может быть, это и есть разгадка тайны, которая канула в историю вместе с гибелью племени лукайос?

СОКРОВИЩА ЧИЧЕН-ИЦЫ

Живописные руины древнего города майя окутывала ночь. Эдвард Герберт Томпсон — двадцатипятилетний консул США в Мексике и археолог-любитель, как зачарованный, наблюдал за игрой лунных бликов на чёрной глади водяной ямы, зияющей перед ним. Неожиданно лунный свет озарил узкую тропинку, ведущую от величественных развалин древней пирамиды к таинственному водоёму. Консул невольно приподнялся от поразившей его догадки. Его взгляд застыл. Неужели это и есть та священная дорога, о которой он читал в записках испанского епископа Диего де Ланда?
«Главный храм был обращён своим фасадом к священному сеноту, расположенному поблизости,— писал испанец,— и соединялся с ним прекрасной широкой дорогой. У индейцев был обычай во время засухи приносить в жертву богам живых людей, бросая их в этот колодец; они верили, что эти люди не умирают, хотя больше никогда их не видели. Вслед за жертвами они бросали в колодец изделия из дорогих камней и предметы, которые считали ценными. Следовательно, если в этой стране водилось золото, то большая часть его лежит на дне этого колодца. Так велико было благоговение индейцев перед Священным сенотом!»
Описание Диего де Ланда дополняли сведения некоего Диего Сармиенто де Фигуэроа — алькальда из Мадрида, который посетил Юкатан в XVI веке. Он писал: «Знать и сановники этой страны имели обычай после шестидесятидневного воздержания и поста приходить на рассвете к сеноту и бросать в него индейских женщин, которыми они владели. Они приказывали этим женщинам вымаливать у богов удачный и счастливый год для своего господина. Женщин бросали несвязанными, и они падали в воду с большим шумом. До полудня слышались крики тех, кто был ещё в состоянии кричать, и тогда им спускали верёвки. После того как полумёртвых женщин вытаскивали наверх, вокруг них разводили костры и окуривали их душистыми смолами. Когда они приходили в себя, то рассказывали, что внизу много их соплеменников — мужчин и женщин — и что они их там принимали. Но когда женщины пытались приподнять голову, чтобы взглянуть на них, то получали тяжёлые удары, когда же они опускали головы вниз, то как будто видели под водой глубины и пропасти. И люди (из колодца — А. О.) отвечали на их вопросы о том, какой будет год у их господина — хороший или плохой…»
Да, последние сомнения развеяны. Это действительно Чичен-Ица — столица некогда огромной и могущественной империи майя. А эта водяная яма, не что иное, как Священный сенот, жертвенный колодец, в который древние майя сбрасывали свои приношения Чаку, могущественному божеству дождя и воды.
Позже, в книге, посвящённой своим многочисленным приключениям и озаглавленной «Народ Змей», Томпсон вспоминал своё первое впечатление от разрушенного города: «Постепенный подъём, извивающаяся между валунами тропинка и большие деревья до такой степени напомнили мне лесные прогулки на родине, что меня буквально потрясло, когда я наконец понял, что валуны, мимо которых я проходил без особого внимания, имели обтёсанную поверхность и служили некогда резными колоннами или скульптурными опорами. Потом, когда я начал понимать, что ровная, заросшая травой и кустарником поверхность — не что иное, как терраса, сделанная руками человека, я поднял голову и увидел над собою огромную камену. Громаду, упирающуюся вершиной в небосвод, и все остальное сразу было забыто. Террасовидную пирамиду, облицованную плитами известняка, с широкими лестницами, ведущими наверх, увенчивал храм. Другие здания, высокие холмы и разрушенные террасы оказались погребёнными в зарослях джунглей, и только тёмно-зелёные возвышения на горизонте говорили о том, где они некогда находились. Перо писателя и кисть художника бессильны выразить чувства, которые возникают при виде пепельных стен этих древних сооружений, ярко освещённых тропическим солнцем. Старые… изъеденные временем, суровые, внушительные и бесстрастные, они возвышаются мощными громадами над окружающей местностью, и не находишь слов, чтобы описать их. Развалины города Чичен-Ицы занимают пространство в три квадратных мили. По всей этой площади разбросаны тысячи резных и обтёсанных камней и сотни рухнувших колонн, а бесформенные руины и контуры стен огромных полуразрушенных строений видны на каждом шагу. Семь массивных построек из резного камня, сцементированного необычайно крепким раствором, имеют отличную сохранность и почти пригодны для жилья. Их фасады, хотя и серые, мрачные и изборождённые временем, подтверждают мнение, что Чичен-Ица — один из величайших в мире памятников древности».
…Томпсон подошёл к краю воронки и заглянул в бездну. С того дня, когда здесь в последний раз совершился обряд жертвоприношения, прошло не менее тысячи лет. Примерно в 900 году жители покинули Чичен-Ицу, и с тех пор мёртвая тишина и забвение воцарилось над руинами этого города и его Священным колодцем.
На следующее утро Томпсон обследовал колодец. Он имел форму овала диаметром около 60 метров в самом широком месте и обрывистые стенки из серого шероховатого известняка. Тёмная, почти чёрная вода не позволяла проникнуть взгляду даже в её верхние слои. На краю сенота были заметны остатки каменной площадки, по всей видимости, жертвенной. Очевидно, отсюда после очищения в маленьком святилище, стоящем поодаль, жрецы сбрасывали избранных в глубокий колодец.
Томпсон попытался представить, как выглядел обряд: «…Паломники из окрестных майяских городов собирались на церемониальной площади перед «Пирамидой „Пернатого змея“». После окончания богослужений в святилищах Чичен-Ицы жрецы укладывали роскошно одетых девушек, которым предстояло стать невестами бога полей, на деревянный катафалк и несли по священной дороге к «Колодцу смерти». Грохотали тункули — майяские барабаны; рога, изготовленные из морских раковин, трубили в честь Бога; люди пели торжественные гимны. Потом эта погребальная процессия подходила к «Святилищу последнего обряда». Девушки сходили с катафалка, жрецы вновь очищали их дымом копаловой смолы, снова пели флейты, а затем избранниц отводили на жертвенную площадку, брали за руки и ноги, сильно раскачивали и бросали в водяной дворец. Люди молились: «О Боже, дай нашим полям урожай, позволь вырасти кукурузе, даруй нам дождь и прими этих дев в свой дом, на своё ложе. Прими, о Боже, и другие наши дары…». Вслед телам принесённых в жертву девственниц паломники бросали золотые и нефритовые украшения, шарики благовонной смолы. Без устали гремели барабаны, а верующие причитали: „Боже, дай нашим городам воду…“»
Консул оторвал свой взгляд от тёмной глади воды и повернулся лицом к величественной пирамиде «Пернатого змея». Кто знает, о чём он думал в этот момент. Может быть, мечтал о славе учёного-первооткрывателя, жаждал богатства, а может быть, его душу обуревала страсть исследователя… Так или иначе, но в эту минуту, стоя на краю древнего колодца, он принял окончательное решение продолжить свои изыскания и проникнуть в глубины колодца Чичен-Ицы. Но для этой цели нужны деньги и необходимое оборудование. Все это можно добыть в родном городе Бостоне. И Томпсон направляется туда. С присущей ему энергией он проводит переговоры с возможными спонсорами экспедиции и учёными, параллельно изучает водолазное дело. Он собирается лично опуститься в колодец и поднять из воды несметные сокровища майя. Наконец все готово и экспедиция, оснащённая даже землечерпательной машиной, усовершенствованной Томпсоном, отправляется в путь. Однако уже первые попытки раскрыть тайну Священного колодца упираются в почти неразрешимые трудности. Главным препятствием на пути к сокровищам майя является почти десятиметровый слой ила и грязи, начинающийся на глубине 16–18 метров от поверхности воды. Это делает использование водолазного оборудования практически невозможным. Но Томпсон не сдаётся. Он велит установить на краю колодца землечерпалку и начинает раскопки. Но проходит день, другой, а результатов всё нет. Надежды на успех сменяются почти отчаянием.
Удача приходит неожиданно, в виде двух невзрачных комочков смолы, источающих при горении дурманящий запах.
«Я помню всё, как будто это случилось вчера,— писал Томпсон,— я поднялся утром после бессонной ночи. День был такой же серый, как и мои мысли, а от густого тумана с листвы деревьев падали капли воды, совсем как слезы из полузакрытых глаз. Я потащился сквозь эту сырость вниз, где, как бы призывая меня, выбивала стакатто землечерпалка. Съёжившись под навесом из пальмовых листьев, я стал наблюдать за однообразными движениями смуглых туземцев, работавших на лебёдке. Ковш медленно выплыл из клокотавшей вокруг него тяжёлой воды, и… вдруг я увидел на поверхности шоколадно-коричневой грязи, наполнявшей его, два желтовато-белых комочка. Когда же эта масса проплыла над краем колодца и опустилась на платформу, я выхватил из неё оба предмета и внимательно осмотрел их».
Наконец-то! Он держал в руках благовония древних майя. Томпсон вспомнил о том, что читал в древних пожелтевших летописях. «В старину,— говорилось там,— наши отцы сжигали священную смолу пом, и с помощью ароматного дыма их молитвы возносились к богу — обитателю солнца».
По всей видимости, древними богами были услышаны и молитвы Томпсона. Во всяком случае, вслед за комочками смолы ковш землечерпалки стал приносить из глубины сенота новые удивительные находки. Среди поднятых со дна колодца предметов были нефритовые символические фигурки, каменные скульптурные изображения, золотые и медные диски, фрагменты человеческих скелетов, дротики и метательные дощечки, кремнёвые наконечники стрел и копий, обрывки тканей, чеканные или резные золотые изделия — колокольчики, подвески и многое другое.
Чтобы исследовать дно в недоступных для землечерпалки местах, под воду решает опуститься сам Томпсон. Это предприятие не вызывает восторга у индейцев, обслуживающих экспедицию. Они убеждены, что их добрый дон Эдуарде никогда не вернётся. Разве не живут в воде сенота гигантские змеи и опасные ящеры? И разве время от времени не окрашивается вода «Колодца смерти» кровью? Правда, американец говорит, что красноватый оттенок ей придают семена одного из растений, растущих на берегах сенота. Но что может знать об их древних божествах этот бледнолицый…
Однако Томпсон был далёк от предрассудков.
Так началось первое в истории подводное исследование майяского прошлого, подводные поиски индейских памятников. Томпсон и два греческих водолаза, нанятые консулом, спустились на вязкое дно колодца. Без света, на ощупь три «слепца» изо дня в день прощупывали вековой ил, чтобы найти то, чего не подняла со дна землечерпалка. Надежды Томпсона постепенно осуществлялись. Водолазы поднимали на поверхность всё новые находки. В их числе вырезанные из нефрита статуэтки, 20 золотых колец, 21 золотая фигурка лягушек, скорпионов и других живых существ, прекрасная золотая маска. У маски закрыты глаза, словно она представляет мёртвого. Томпсон и греки нашли также десятки новых хульче («хуль чес»), этого наиболее распространённого вида оружия майя в тольтекский период. Извлекли из грязи более 100 золотых колокольчиков, у которых до того, как их бросили в «Колодец смерти», вырвали язычки. Ведь индейцы верили, что вещи живут, как и люди, и поэтому жрецы убивали жертвуемые предметы, так же как убивали приносимых в жертву людей.
А потом водолазы нашли самое прекрасное: некое подобие золотой короны, украшенной двойным кольцом «Пернатого змея» (эту корону Томпсон считал величайшим шедевром майяских чеканщиков по золоту), и главное — столь важные для майяологии рельефные золотые диски. На них — Томпсон постепенно извлёк из колодца 26 таких дисков — майя изобразили своих богов, взятие майяских городов тольтекскими воинами и даже эпизоды морских сражений, а также человеческие жертвоприношения.
Сенот сдавался на милость победителя и вручал отважному исследователю неопровержимые доказательства достоверности рассказа епископа Ланды о человеческих жертвоприношениях у майя. Томпсон нашёл жертвенный нож с рукоятью в виде змеи. Такими ножами тольтекские жрецы вырезали у своих жертв сердце. А потом Томпсон поднял со дна сенота несколько девичьих черепов. Кости невест, принесённых в жертву, были главными свидетелями Томпсона, окончательно подтвердившими его победу.
Всего же за четыре года исследований, с 1904 по 1907 год, было обнаружено несколько тысяч уникальных находок. Впервые в руки учёных попали бесценные предметы быта и верований древних жителей, населявших некогда полуостров Юкатан. Впоследствии большинство из них поступило в Музей археологии и этнологии Гарвардского университета (США). Их изучение показало, что майя вели широкую торговлю с племенами ацтеков, обитавшими далеко от Юкатана — на северо-западе вплоть до долины Мехико, а на юге — до территории современной Колумбии, Коста-Рики и Панамы.
Учёные обратили внимание также на то, что большинство нефритовых и золотых изделий были разбиты. Разбивали их явно намеренно, причём таким образом, чтобы головы и лица фигурок оставались целыми. Очевидно, они считались «живыми» и их «убивали» перед тем, как принести в жертву.
Главная цель экспедиции была достигнута, но эта победа далась нелегко. Во время одного из погружений Томпсон, увлёкшись, поздно открыл воздушный вентиль водолазного скафандра и был выброшен на поверхность как раз в том месте, где стоял водолазный понтон. От сильного удара головой о понтон он потерял сознание и в итоге лишился на всю оставшуюся жизнь слуха. Да что там слуха — древние боги майя в буквальном смысле забрали его жизнь: почти всю её он провёл на асьенде Сан-Исидоро, у храмов города «Пернатого змея», и «Священного колодца» Чичен-Ица. Между 1910 и 1930 годами Юкатан потрясли несколько политических переворотов и мятежей. Во время одного из таких переворотов асьенда, в которой жил Томпсон и где находилась его лаборатория, была полностью разрушена. При этом безвозвратно погибли его великолепная библиотека по древностям майя и многие бесценные предметы, найденные среди развалин города. Позднее асьенду восстановили и сдали в аренду вашингтонскому Институту Карнеги в качестве базы для его обширной программы раскопок и исследований в Чичен-Ице. Вслед за этим между Томпсоном и мексиканским правительством возникли юридические осложнения по поводу предполагаемой стоимости предметов, добытых из Священного колодца. «Сокровище Томпсона» мексиканские власти оценили в полмиллиона долларов — сыграло свою злую шутку сравнение журналистами находок Томпсона с гробницей Тутанхамона. Попытки консула доказать, что найденные им находки представляют исключительную научную значимость и не могут иметь рыночную, не убедили государственных чиновников. В счёт «компенсации» за переданные в гарвардский музей предметы власти конфисковали его имущество и потребовали выплаты суммы в 500 тысяч долларов. В итоге Томпсону пришлось отказаться от планов дальнейших исследований в Чичен-Ице.
В 1954 году группа аквалангистов Мексиканского клуба исследований и водного спорта (СЕДАМ) во главе с Пабло Буш Ромеро предприняла попытку продолжить работы Томпсона. Однако безуспешно: видимость в колодце была очень плохой, а наладить искусственное освещение не удалось.
В 1960–1961 годах проникнуть в тайну сеноте Читчен-Ицы попыталась экспедиция, организованная Национальным институтом антропологии и истории Мексики совместно с Национальным географическим обществом США. В течение четырёх месяцев мексиканские водолазы под руководством американиста Эусебио Давалоса Уртадо, практически на ощупь «прочёсывали» дно колодца. В результате удалось поднять немало интересных предметов: керамический кубок, своеобразную фигурку идола высотой в тридцать сантиметров, сделанную из чистого каучука, золотые подвески, бусы, куски полированного нефрита и множество колокольчиков, привезённых сюда, как выяснилось из центральных районов Мексики и Гондураса. Нашли даже камни храма, стоявшего некогда над колодцем на помосте.
Самыми удачными стали последние дни экспедиции. Со дна колодца извлекли интереснейшие вещи: деревянную куклу в истлевшей одежде, привезённую, очевидно, издалека, каучуковые фигурки людей и животных, деревянные украшения с мозаичными вставками, прекрасные костяные ножи, рукоятки которых были украшены иероглифами и покрыты золотой фольгой. Всего менее чем за четыре месяца исследователи извлекли со дна 4000 предметов.
В третий раз мексиканские подводники и археологи Национального института начали исследования колодца в 1967 году. На этот раз специалисты решили либо целиком осушить колодец, либо химическим способом очистить его до полной прозрачности.
Второй метод принёс желаемые плоды — видимость под водой улучшилась до пяти метров. Работы возобновились при помощи усовершенствованных эжекторов, позволивших отсасывать ил слоями.
В результате работ, продолжавшихся два с половиной месяца, удалось обнаружить самые разнообразные предметы: два резных деревянных табурета прекрасной работы, несколько деревянных вёдер, около сотни кувшинов и ваз различных размеров, форм и эпох, куски ткани, золотые изделия, кольца, колокольчики, изделия из нефрита, горного хрусталя, каучука, коралла, кости, перламутра, рога, янтаря, меди, кварца, пирита и оникса, а также кости людей и животных, точильные камни, пять каменных изображений ягуара и два — змеи.
Работы экспедиции показали, что очистка воды в колодце вполне возможна. Выяснилась также пригодность применения технических средств: при правильном обращении с эжектором он успешно справлялся с задачей подводных археологических раскопок. Кроме того, что, пожалуй, самое главное — была разработана методика исследований аналогичных древних памятников.
В то время, когда мексиканские подводники проводили изыскания в «Колодце смерти» Чичен-Ицы, в другом древнем городе майя, Цибильчальтуне, начала работу группа учёных Центральноамериканского исследовательского института Туланского университета в Нью-Орлеане (штат Луизиана) под руководством Уиллиса Эндрьюса.
О существовании древних руин в нескольких километрах от главного города Юкатана Мéриды было известно давно. Их первооткрывателями стали мальчишки, избравшие колодец Цибильчальтуне местом для своего купания. Однажды один из них, спускаясь со скалистого холма, поскользнулся и проделал оставшийся путь юзом, ободрав при этом изрядно спину и мягкое место. Каково же было удивление его товарищей, когда на «вспаханной» дорожке они увидели остатки стены, сложенной из грубо обработанных камней. Обработанные камни, стена говорили о том, что перед ними здание, а может быть, и целый город! Среди друзей мальчика, который так неудачно и вместе с тем так удачно упал, был сын директора Юкатанского музея Барреры Васкеса.
Дома во время ужина мальчик рассказал, как его случайно упавший товарищ открыл посреди сельвы часть каменной стены. Для Барреры Васкеса этого было достаточно. На следующий день он послал к «забытому» сеноту своего коллегу Канто Лопеса.
С этого все и началось. Информация об обнаружении каких-то древних построек недалеко от города Мерида заинтересовала профессора Центральноамериканского исследовательского института Тулейнского университета в Нью-Орлеане (штат Луизиана) Роберта Уокопа, и он направил на Юкатан своих младших коллег, Джорджа Брейнерда и Уиллиса Эндрьюса. Они подтвердили существование древнего майяского города. Но лишь спустя 15 лет, в 1961 году, учёные смогли приступить к планомерным археологическим исследованиям Цибильчальтуна.
Одним из важных объектов исследования экспедиции стал 55-метровый колодец.
Современные юкатанские индейцы дали этому сеноту название Шлаках (Старый город). Как он назывался первоначально, никто не знает. Ведь о цибильчальтунском сеноте, да и о самом городе, как ни странно, в майяских текстах нет ни единой строчки. А ведь город, как показали последующие исследования, занимал площадь около 48 квадратных километров и насчитывал более 400 строений. Вероятно, это был самый древний и самый большой город майя. Тем не менее первые исследователи Цибильчальтуна начали свои поиски в Шлаках фактически с «чистого листа». В первый «полевой» сезон в подводных исследованиях колодца приняли участия только два волонтёра — студенты Флоридского государственного университета Дэвид Конкли и Уитни Робине. Единственным их снаряжением были акваланги. Водолазы-любители, естественно, никогда раньше не работали в таких условиях. Тем не менее в первый же день они выловили костяные серьги, затем полностью сохранившийся глиняный сосуд, кремнёвый нож и несколько других предметов. После этого находки посыпались как из рога изобилия — около 3000 различных предметов, преимущественно обломки древней керамики. Руководитель экспедиции Уиллис Эндрьюс записал тогда: «К концу первого сезона всем нам было ясно, что мы ухватили за хвост солидного археологического медведя». И Эндрьюс был полон решимости не выпускать из рук этого цибильчальтунского медведя.
В следующем году подводные работы были продолжены. На этот раз в состав экспедиции вошли не студенты — любители подводного спорта, а несколько профессиональных водолазов. Во главе их стоял Льюис Марден, снискавший особое признание тем, что неподалёку от острова Питкерна, в самом сердце Тихого океана, он нашёл остатки прославленного мятежного корабля «Баунти». Это было в 1956 году. Пять лет спустя Марден стоял с прекрасно снаряжённой группой водолазов на берегах сенота Шлаках и готовился опуститься туда, куда студенты со своими простыми аппаратами не смогли проникнуть. На краю колодца громоздились резервные кислородные баллоны, измерители глубины, электрические лампы, подводные камеры. А то, чего не смогла бы снять фотокамера, должен был зарисовать другой член экспедиции, водолаз-любитель, художник Бейтс Литлхейлс. В экспедиции участвовали также мексиканец Эрл Бехт и юкатанский индеец Фернандо Эуан, работающий помощником Канто Лопеса в Юкатанском национальном музее.
Для Мардена и Литлхейлса, привыкших к пронизанным солнцем водам тропических морей, работа в сеноте была нелёгкой. Когда они метр за метром начали опускаться в глубь колодца, свет померк. На глубине 6 метров была уже полная тьма. В 10 метрах от поверхности они обнаружили вершину подводной горы из гальки и черепков. Здесь же оказались и десятки целых глиняных кувшинов.
Когда водолазы миновали гору из голышей, под ней, на глубине примерно 25 метров, они нашли своеобразный каменный порог, остатки нескольких тщательно обработанных каменных колонн. Индеец Эуан ещё до этого поведал Мардену одну майяскую легенду, которую до сих пор рассказывают юкатанские индейцы. Легенду о могущественном вожде, замок которого некогда стоял на берегу очень глубокого сенота. Однажды пришла к нему его мать и попросила, чтобы он дал ей из колодца немного воды. Властитель отказал матери и прогнал её. Такой поступок требовал наказания. Боги начали трясти землю, и прекрасный дворец вождя со всеми, кто в нём жил, обрушился в сенот.
Есть ли и в этой легенде доля истины? Кто знает. Во всяком случае, оба водолаза действительно нашли в сеноте Шлаках остатки многих хорошо обработанных и богато украшенных строительных деталей, колонны и даже большую дверную перекладину. Марден пытался при свете электрического фонаря найти иероглифические надписи, которые строители затонувшего дворца могли вытесать на известняковых камнях. Но все камни густо покрывала подводная растительность.
На следующий день водолазы отважились проникнуть ещё глубже в жерло колодца. 70 футов, 80, 90. Измеритель глубины перешёл сотню. А потом два смельчака достигли 120, 130, 140 футов ниже поверхности. Хотя они и нащупали дно, однако сенот ещё не кончался. Продолжением колодца был странный невысокий тоннель. Куда он ведёт?
Водолазы попытались проникнуть в него. Свет фонаря Литлхейлса выхватил из темноты какой-то предмет в виде браслета. Позднее оказалось, что это ручка глиняного кувшинчика. Литлхейлс хотел поднять находку, но по пояс погрузился в кашицеобразный ил. Взбаламученный ил поднялся вверх, закрыл свет электрических фонарей, и оба водолаза на минуту погрузились в ужасающую темноту. Когда ил осел, Марден и Литлхейлс попытались проникнуть ещё дальше в таинственный тоннель, но их дыхательные аппараты не были приспособлены к работе на такой глубине. И они стали медленно возвращаться. На другой день водолазы вновь отправились в тоннель. На этот раз они взяли с собой прочный нейлоновый канат и закрепили его пятикилограммовым якорем в устье тоннеля. Исследователи хотели проникнуть подальше, но, не проплыв и 15 метров, вынуждены были повернуть назад.
Сенот, не желавший раскрывать свои тайны, наказал обоих смельчаков. При возвращении они забыли об осторожности и поднялись на поверхность слишком быстро. В итоге — кессонная болезнь. Нужна была барокамера, но у археологов её не было, и водолазов пришлось срочно отвезти на джипе в Мериду. Оттуда они на специальном четырёхмоторном самолёте были переброшены в городок Панама-Сити во Флориде, где находился декомпрессионный центр американской армии. Через несколько дней оба были здоровы, но к цибильчальтунскому сеноту вернулся только один Марден. Он ещё несколько раз спускался в колодец, но до загадочного тоннеля больше так и не добрался.
Итак, вопрос о том, соединялся ли цибильчальтунский колодец этим тоннелем с другими водоёмами, остался без ответа. На другой вопрос: был ли сенот Шлаках, подобно чичен-ицкому «Колодцу смерти», местом человеческих жертвоприношений? — исследования дали положительный (хотя и не окончательный) ответ. В колодце удалось обнаружить человеческие — преимущественно женские — кости, в том числе и типично майяские уплощённые черепа, а также глиняную флейту, на которой играла либо несчастная жертва перед тем, как её сбрасывали в сенот, либо майяский жрец. Поверхность флейты была покрыта синей краской — обычным для майя символом жертвоприношения, что не оставляло сомнений в её погребальном назначении.
Всего же за четыре рабочих сезона со дна озера было поднято более 30 тысяч предметов, главным образом, керамических обломков и совершенно целых сосудов, а также костяная заколка для волос, украшенная обширной иероглифической надписью, жёлтый костяной перстень, костяное сверло, маленькая глиняная фигурка ягуара и много других вещей.

К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера