АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Сергей Хомутов

Время делало нас. Стихотворения

***

Мир изменчив до крайности неузнаванья, –

Отчужденья, сомненья, сближения снова…

Невозможно, пожалуй, придумать названья

Всем явленьям – для каждого точное слово.

 

Это – первое «мама» рождается просто,

Всё грядущее после – по-своему трудно;

В том не признаки закономерного роста,

А скорей столкновенья, что зреют подспудно.

 

А ещё неизбежна задачка иная, –

Несвободу вобрав, оставаться свободным;

И кружит моя жизнь, как пчела заводная,

То над нежным цветком, то над камнем холодным.

 

***

Предмет необъяснимой сферы

С мифическим названьем дух,

Почти сведённый до химеры, –

На вкус не ощутим и слух.

 

Но если ты с ним распростился,

Пустою оболочкой стал, –

Считай, что разом обратился

В стекляшку дорогой кристалл.

 

Поймёшь ли всё определённо,

Ступая в неизбежный день, –

Когда заметишь изумлённо,

Что не отбрасываешь тень?..

 

***

            Эх, Россия, достанет ли силы

            Воскрешать дорогих мертвецов.

                                          Леонид Иванов 

 

Безысходны обращенья к предкам,

Что своё свершили в нужный срок.

…Вот опять дохнуло дымом едким,

И сознанье стиснул холодок.

 

Об ушедших у живых, конечно,

Есть забота, да и не одна,

Мы их помним вечно иль не вечно,

Эта память нам самим нужна.

 

Вот о нас припомнят ли когда-то,

Скажут ли хорошие слова,

Ну, хотя бы, в честь какой-то даты?

У забвенья хищные права.

 

Говорить о том сейчас тревожно,

Если век безумием пропах.

…Спите, мертвецы, ну сколько можно

Вам ещё ворочаться в гробах?

 

***

Десять суток ночные морозы,

Снег на травах, деревьях, кустах…

Если в мае седеют берёзы,

Значит, что-то в природе не так.

 

Ощущаешь нашествие стужи,

Да осмыслить не можешь никак

Эти серые грязные лужи

И продрогшие спины собак.

 

На заснеженной кромке заката,

Принимая идущую тьму,

Долго смотришь и смотришь куда-то,

Но куда – не понять никому.

 

***

Время делало нас, пусть жестоко,

                                             но в рамки вгоняло,

Их бездумно сломали во имя свободы слепой,

И пошло, и поехало –

                                   шлюхи, бандиты, менялы,

Да ещё полстраны окунулось в кромешный запой.

 

Понесло в беспредел –

                         перестрелки, разборки, захваты,

И заполнил родные погосты сплошной молодняк,

Если б ведали мы, сколь последствия

                                                      будут чреваты,

Охладили бы резвость свою

                                         в тех отвязанных днях.

 

Время делало нас, только, видно,

                                                     старалось не очень,

Или, наоборот, – с перебором

                                      прошлось по сердцам…

Если был от природы и предков

                                             ты верою прочен, –

Смог себя удержать без подсказок

                                                     и лозунгов сам.

 

Ну а что же иным,

           кто не столь прозорлив или сдержан,

И стране, да и миру всему?  Нет ответа пока.

Только сумрачный страх,

                   и не стрежень уже, и не стержень,

И уж больно легко для креста воспаряет рука.

 

***

Ляжет на душу тёмная трещина,

Дни разверзнутся болью сплошной,

А утешит случайная женщина

Ненароком в дороге ночной.

 

Тихим словом да тёплым касанием,

Лунным взглядом, прозрачным до дна…

Под её полудетским дыханием

Вдруг оттает твоя седина.

 

Волей высшей нежданно-невенчанно,

Сострадая, а, может, любя,

Одного лишь спасти ей завещано

И по прихоти странной – тебя.

 

***

Сколько мы клеймили и срывали

Злость, рождая недругов своих,

Словно мир затем и создавали,

Чтобы утверждать и множить их.

 

Ну о чём ещё сказать, итожа

Опыт человеческих веков?..

Слово – Бог, но, может, лучше, Боже,

Если б ты лишил нас языков.

 

***

И вправду всё вокруг театр –

Абсурда, бреда, беснованья,

А, может, фильм: за кадром кадр –

Жизнь или нечто без названья?

 

Гуляет молодость вразнос,

И трудно вызревает зрелость.

Театр…Но век в него привнёс

Восторженную озверелость.

 

И старость изменила спрос,

Не Рим – Урюпинск или Мстёра –

Не полной гибели всерьёз,

Лишь читки требуют с актёра.

 

Пищит смычок, грохочет медь,

И воля – крику, смеху, свисту… 

Но только собственную смерть

Сыграть немыслимо артисту.

 

НОВОЕ  СТАРОЕ

 

Жить пора бы достойней, приличнее

В отношенье родимой страны,

Несомненно, что патриотичнее

Стать, сограждане, все мы должны.

 

Ничего, что в метаньях утратили

Пониманье, – где нынче живём,

Но давайте-ка всё же, собратия,

Наше знамя высоко взовьём.

 

Не сойдём до мышления узкого,

Пусть трепещет заморский маньяк…

Ну, хотя б, для начала с французского

Перейдём на кизлярский коньяк.

 

***

Быт привычный в привычной квартире,

Пополняемый список потерь…

Ту девчоночку, лучшую в мире,

Встречу и не узнаю теперь.

 

Взгляд коснется степенной особы,

И в толкучке неяркого дня

Дальше, мимо пройду…Хорошо бы

И она не узнала меня.

 

***

Я снова книги выношу в гараж,

Накопленные на три жизни аж, –

Не прочитать, а что-то и не надо;

Ломаются так быстро времена,

И не творцов, конечно же, вина,

В том, что сменились быстро три уклада.

 

Там правды или же неправды три,

Теперь попробуй это разбери –

Монархия, Советы, перестройка,

Приведшая неведомо куда…

А дальше – время Страшного суда?

Окрестная действительность нестойка.

 

Но книги были и ещё живут,

И утверждают что-то, и зовут,

Ведут со мною разговор печальный.

Иные бы, возможно, перечёл…

Но вот кладу их на бетонный пол,

Как будто отдаю поклон прощальный.

 

***

Какую скорбь навстречу миру нёс ты,

Какой готовил он тебе ответ?..

В ночном пруду живут большие звёзды

И тайны, излучающие свет.

Склонись к воде, черпни ладонью небо,

Пойдут по мирозданию круги,

И звёзды задрожат светло и немо

От лёгкого касания руки.

И снова тишь, и глубина Вселенной

Перед тобою – и тепло, и страх

От этой звёздной, этой сокровенной

Открытости в полуночных мирах.

Зов постоянства иль непостоянства?..

И кажется, мерцая и слепя,

Твоя душа из тёмного пространства

Глядит пристрастным взглядом на тебя.

К списку номеров журнала «БЕЛЫЙ ВОРОН» | К содержанию номера