АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Геннадий Казакевич

Лёгкие жанры. Стихотворения

ЛЕГКИЕ ЖАНРЫ


 


ФАДО


 


Фадо (fado – cудьба порт. ) – португальский городской романс.


 


Фадо для женского голоса


 


Когда и солнце, и корабль уйдут за горизонт,


Мне не нужны ни новый день, ни утренний восход.


 


Ни свежий ветер, ни прибой, ни солнечный рассвет


Не в радость мне, пока тебя со мною, милый, нет.


 


Пока утрами мне вставать приходится одной,


Пусть город будет наш покрыт и днем и ночью тьмой.


 


 


И пусть продлится эта тьма до той поры, когда


Тебе задуют в паруса восточные ветра,


 


A я, накинув поскорей узорчатую шаль,


Пойду встречать на берегу и солнце, и корабль.


 


 


 


Фадо для мужского голоса


 


О нет, не спрашивай «Куда?» – Взгляни в свое оконце –


Туда, где стелет океан ночное ложе солнцу.


 


Есть остров там, в конце пути, за водной глади краем.


Тому, кто смог его найти, земным он станет раем.


 


Червонным золотом полны на острове ручьи.


В садах его весь год – плоды, поля на нем – ничьи.


 


Постель там будет из цветов – камелий, роз и лилий.


Ночами звездным будет кров, а днями – ярко синим...


 


Но голос, слышу я, другой тебе на ухо шепчет:


«Что толку от его цветов, его безумны речи.


 


Пусть ищет он свою судьбу на дне, сокрытой в иле...»


 


Отдайте якоря скорей. Сто футов мне под килем!


 


 


ГРЕЧЕСКОЕ


 


Акрополь


 


В гору крутую поднявшись, с трудом успокоив дыханье,


Видишь вблизи то, что капищем было всесильных богов.


Но остается искать под обломками их изваянья,


И не спасает давно Парфенона обрушенный кров.


 


Можно теперь натесать материалы из белого камня,


Можно вокруг живописных развалин наставить леса,


Если поверить, что боги хотят отплатить за вниманье


Предавшим как-то Олимп, в суете предпочтя небеса.


 


Как ни старайтесь теперь, замолить невозможно былое.


И в перестроенный – с миру по нитке – поруганный храм


 


Не возвратиться когда-то – богам, а сегодня – изгоям,


Но продолжать им стоять по музеям и царским дворцам.


 


Глобальное потепление


 


Нет эскападам природы конца в этом мире нигде.


В Мельбурне небо затянуто дымом лесного пожара.


Люди в Джакарте идут на работу по пояс в воде.


Целую зиму не видно в столице России морозного пара.


 


Кто виноват, что все жарче становится нам на Земле, –


Спорят ученые в Кембридже, Оксфорде и на Кавказе, –


Что нужно сделать, чтоб снизить потребность в дровах и угле,


Как сократить в атмосфере процент углекислого газа?


 


Лишь на Олимпе причина жары объяснима вполне.


С Герою Зевсу в который уж раз помириться досталось.


Снова горят ненасытные боги в любовном огне.


Скоро устанут. И дней до прохлады останется малость.


 


ТРИОЛЕТЫ


 


Cвет в конце туннеля


 


Как почитаем той страны правитель,


В которой видит свет в конце туннеля


Лояльный гражданин – его строитель.


Любим и почитаем тот правитель,


Который ради благородной цели,


Как ни кричите, не отдаст портфеля.


Любим и почитаем тот правитель,


Который видит свет в конце туннеля.


 


Обмен


 


Моя любовь моим владеет сердцем.


Её - дано мне в вечный сладкий плен.


Открыта в нас всегда друг другу дверца.


Моя любовь моим владеет сердцем.


Достался нам превыгодный обмен.


Два сердца вместе, остальное – тлен.


Моя любовь моим владеет сердцем.


Её – дано мне в вечный сладкий плен.


 


 


Акварель


 


Старания художника напрасны –


Не скрыть шероховатостей листа


Мазками нежных акварельных красок.


Старания художника напрасны –


Лишь тем, кто видит всё издалека,


Мир на картине кажется прекрасным.


Старания художника напрасны –


Не скрыть шероховатостей листа.


 


Быть человеком!


 


Быть человеком – значит быть больным,


Ходить по докторам и пить таблетки,


И не давать забыть о том родным.


Быть человеком – значит быть больным,


Есть паровые постные котлетки


И думать, сидя вечером в беседке:


"Быть человеком – значит быть больным,


Ходить по докторам и пить таблетки".


 


 


ПЕРСОНАЖИ


 


Нонконформист


 


Не герой – ни при том режиме и ни при этом.


И когда пора с открытым забралом – в бой,


Зная – что для этой власти, что для иной –


Он не друг и не враг, а просто совсем чужой,


Предпочел навсегда остаться самим собой,


Вечерами читая стихи крамольных поэтов.


 


Адам


 


Даже самой беспомощной твари лесной не обидел –


В том краю, где он жил, было вдоволь еды и воды.


Собирал лепестки, мед, коренья, орехи, грибы...


Так без горя, греха и забот коротал свои дни.


Но проверив на вкус и на запах другие плоды,


Понял он, что такой рацион не снижает либидо.


 


 


Из дома вышел человек...


 


«Из дома вышел человек...»


Даниил Хармс


 


Из дома вышел человек.


Дорогою прямой


Идет вперед который век,


О да, уже который век


С котомкой за спиной.


 


И твердо верит пешеход –


Что есть куда идти,


Что Правда терпеливо ждет,


О да, бесспорно, Правда ждет


Его в конце пути.


 


Второй такой же пешеход


Своим прямым путем


Шагает твердо. Каждый год,


О да, конечно, каждый год


Все ближе к Правде он...


 


 


Друг друга встретив иногда,


Раз в пару-тройку лет,


Покрутят пальцем у виска,


 


О да, у своего виска,


И говорят «Привет!»


 


Все жду от них благую весть –


Им повезло найти


Ту Правду, что и правда есть,


О да, конечно, Правда есть


на кольцевом пути.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера