АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Владислав Семенцул

Мустафа плевал на ягель. Стихотворения




ДВА Ы

Дети маленькое зло
С козьими глазами,
Зубы точат о весло
Лица козырями
По казармам сахарят
Животы с носами,
Дети маленьких ребят
Кормят волосами
Подрезаянебосвод
Кучерявым пальцем,
Дети руки рвут в живот,
Загибая пальцы
Между первым и вторым
Маленькийребенок,
Волосамирежет дым
Пальцами картона
На козырный вид лица
Дети - пехотинцы
Мама ляжет на отца
Помни Выхватинцы.

ПИРОГИ

В животе твоём живут
Маленькие гномы
Скоро все они умрут,
Маленькие гномы
Не смотря на то, что снег
Тает под ногами
Всё ровно они умрут
Расшибаясь лбами
Где молочные грибы,
Маленькие гномы
У могил стоят гробы
Гном спиной за гномом
Карамельный парашют
Фантики, бумажки
Всё ровно они умрут,
Не весной, а в мае.

***
Голубиной стаи пальцы
Целовала кошка Муся
Мустафа плевал на ягель,
Лось корова, но без вымя
На портрете моё имя

Мустафа писал картины
Рисовал ребро укропом
Кисть из шерсти мокрой псы
У старухи сиськи боком

Мустафа писал помадой
Выл на вымя бут-то Петр
От прохлады сладкой ваты
Мустафа кривлялся мёртвый,
Мустафа кривлялся Пётром,
Подоконникам и мёртвым

ПИРОГ

Карамель хрустит во рту
Пахнет ежевикой
Гном укладывал сестру
Называя Викой
Руки катятся ко рту
Губы сохнут йодом
Гном укладывал сестру
Называя, Фёдор

ВАЦУМЕ

Там едет Ца, там едет Бо
В карете ватное гнездо
Нашейник лысое седло
Овал, припудренный к лицу
Там едет Ва, там едет Цу
Там едет Ца, там едет Бо
В карете ватное гнездо
Нашейник лысое седло
Овал, припудренный к лицу
Там едет Ва, там едет Цу
Там едет Ца, там едет Бо
В карете ватное гнездо
Нашейник лысое седло
Овал, припудренный к лицу
Там едет Ва, там едет Цу

СТАРТ К АНАСТАСУ

В конечном счёте, мы являемся никто
Никак. Ничто. Ни поцелуем. Ни зачем

Ни окнами, и не иконами в размер окна
Ни молчаливыми молитвами в размер окна
Никак не в рам, ни в грудь размер окна
Никак ни в шерсть, ни в шесть с родительных ура!
С родительным с пятном под ковриком, ура!
Под ковшиком с пятном, ни сёстрами, ура!

В конечном счете, мы являемся и то,
И то являемся, в конечном счёте, счёт

***

С.П.

То, что было моё где-то
Между словно гетто и летто
Между против не значит портит
Корчить язык на кортик,
А всего совсем малость
Облицовка лица лишний
Этажом выше всевышний
Этажом ниже всенижний
Безусловно, слова сумма
От молить и молоть строем
Неизвестность значит известно,
Что предлогом травить трудно
Умолять и молоть строем
Между, между и портить, портить
Между словно и словно между
То, что было завсегда-то


НА-ТЮР-МОРТ

Мне позвонил.
И что?
У кузницы мы покупали мел.
На перекрёстках собирали соль,
Хотел на хлеб.
И что?
Мне позвонил.
В больнице боль. Была больна
Цветы царапали потевшее окно
И что?
Где кучер пьян, пьяна, пьяна.
У фонарей фольга шипела
Я ожидал и ожидал, я ожидал.
И что?
Мне позвонил.
Мне позвонил.
Звонок звенел, звенел звонок
Стал заикаться. Утро где?
И что? И что? И что?
По кругу образы. Трамваи.
На листьях желтый цвет болезни.
Лицом в окно. На встречу небу.
На встречу мне, встречал руками.
Какой красивый мячик в луже.
Стучит в стене. Купили гвозди
Я ожидал, но время в луже,
Но время в лужу, время завтра.


ПРЕОБРАЖЕНИЕ ВЛАДИСЛАВА

Направо,
Храм Спасителя Иисуса Христа нашего
Налево,
тоже здание исконное, иконное
пахнущие конями, может быть даже лоджия
По прямой,
линии параллельные друг другу
скорей всего трамвайные пути
и даже не о чем подумать
сегодня дождь, какой то день
скорей всего лишь это вторник,
только вторник, больше и ни меньше,
а позади улыбок стая, шпиль
на нём звезда советская,
советская простая, знаешь дорогая
и шах, и мат и тротуара доски
и в ноги пыль и в руки образ
иконы старых староверцев
и вместо крестика – булавки,
чтоб ковырять в зубах соседа
чтоб улыбался он тебе, так мило
как улыбались сотни женщин
идущих строем спящих на ходу
желающих увидеть небо только в плёнке.

* * *
1.Мама рвала матку
Ей было наверно больно
Папа принёс лапку
Кроличью наверно

Дед сидел дома
Думал, что нет мамы
Дядя заходил незнакомый
Приносил много хлама

А на кухне шипел телевизор
Там шёл прогноз погоды
Я ел макароны с сыром
Одним словом всё плохо

2. Я сегодня вспомнил о Боге
В прихожей после обеда
Снимая шарф и шапку
В прихожей после обеда
Я медленно зашёл на кухню
На кухне сидела мама
Мама пела песню,
Песня была притчей
Я сел напротив мамы
Ел макароны с сыром
Сыр похож на сердце,
На сердце моей мамы

3.В тот день, когда моя душа
отправиться к Богу
я буду сидеть за столом
- и глотать макароны
мама будет смотреть на меня
и думать какой я красивый.
улыбнусь в ответ.

***
Азиатские цыгане нацарапали проклятье,
Чтобы год был урожайным, но совсем ни в этом месте
Кочевали с ними кони эти образы проклятья
В голубых глазах бездонных, материлися цыгане
Всё нашепчивая мантры, добавляя в вина яды
Дочерей крестили в платья из сукна табачных фабрик
Удивительно, но вскоре появлялись вновь цыгане
И опять по старой схеме, разработанной шаманом
Всё царапали проклятье, в волоса вплетая ветви
Выкорчёвывая корни, у коней съедая крупы
Выдавая замуж платья из сукна табачных фабрик
И опять вновь появлялись эти образы проклятья,
Эти образы проклятья, эти образы проклятья


А СИ СЕЧЬ
1.
Здесь пахло Арбузом
Как в тридцать седьмом
Запахло пшенице
Зимой в сорок пятом
Искали воронки
Глашатых по месту
Лишений, прописки
Пропущенных в списках

Заброди молоком
Защеми языком
Как в тридцать седьмом.
2.
Крестились картузом
Прохожие дети
Считая ворон
Уходящих на запад
В платках передачи
Лежащим в сугробах
И письма молочных,
Сосковых младенцев
Конечно калеки
Качали качели,
Конечно когда-то
Крестились, всех
В храмах
На выстрелы залпы,
На выстрелы всхлипы
И ночь поломойка,
Пестрит поролоном
И звёзды на звёздах
И как бы ни как бы
И храмы на храмах
И что-то в кастрюли
И кто-то за дверью
И кто-то ни кто-то
На кесаря кесарь
И мне одиноко.

200.300.1.50.8.200.30.1.2.1

Отец и мать, Один два
Мать моя сестра, Один два
Сестра мой отец, Один два
Отец моя мать, Один два
Мать моя я, Один два
Я отец и мать, Один два
Сын и дочь, один два
Дочь на мать, один два
Мать не мать, один два
Мать не дочь, один два
Дочь нет дочь, один два
Минь – а, один два

* * *
Мне приснилось небо Тагила
В заклеенной скотчем коробке
Облака помещались в кадило,
А в бутылки разбитые, пробки
А в бутылки разбитые пробки
Доливали остатки Портвейна
Мне приснилось небо Тагила
Совершенно недавно, во вторник


* * *
По люлькам ляльки, по лялькам дядьки
По дядькам дьячки, по дьячкам течки
По течкам речки, по речкам порчи
В городзмеинно в ильином месте
В чордак черконий, Мома надраться
Кому по горстям, кому по корни,
Кому забрало люлей от лялек
По люлькам жало жених и дядек
Жеманной жоний на жонке жерло
Херить хорони всторомном доме
На связкам совий сойтись солея
Содрать и бровей, Дрогист козлея

***
Конфеты магазина на углу,
Тверди, Тверды!
Разбить себе губу
От зависти в забор
Раскрасить кочергой
Чего? чегор не карусельдь
Винтить в руках крестом сему
И хихать, хихать, хохотать
И хихать, хихать, хохотеть
Затем вспотеть, а лучше съесть
На чмодано, на чмо и дан
Целуя, чмокая в пакет
Целуя надпись, Аллилуйя!
Нет, Нет, Нет, там нет серпов
Дивана, табурет
Сплошной амбар и контуры кита,
Фонит фонтаном громафона свет
Вот женщины, они мертва
Они Гаврил, не хуже клей
Не харчи клейстера клешня
Ха – ха – ха –……………… Амина.

* * *
Артемий мнений много
Будто бы в колодец. БЖНИ
И пузырями по камням, падали слова
Слова, слова, словечки, загогулины, крючки
И знаки восклицаний!!!
Что ты на ви, что ты на ты, а я на на, затем на то,
На то, что сами мы об этом не узнаем
Артемий рыбы тоже псы
И говорят они губами
Съедая под водой слова
Слова, слова, словечки, загогулины, крючки
И знаки восклицаний!!!
Что ты не Бы, что ты не Ков,
Что ты не Быков не Артём,
А про себя я помолчу.
Убитый Ом (человек).

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера