АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Раиса Дидигова

Прикосновение


Бессмертный слог

Памяти Анны Ахматовой

Мелодией любви и грусти нежной
Пронзает душу твой бессмертный слог
В стихии дум и чаяний безбрежной
Преобладает горестей поток,

И слышится, как грудь похолодела,
Беспомощные вздохи издала…
Как ты на руку правую надела
Перчатку, что не с той руки была.

Вдруг завиднелись мрачные строения
И запах гари в воздухе застыл,
И день, когда замолкло птичье пение,
Прощальною печалью исходил.

О… сколько сердце дней таких вмещало?
Отчаяньем строфа порой звучит,
Но сила духа путь твой освещала,
И этот свет поэзия хранит.

Ты в слитки золотые отливала
Стихи, те, что из сора извлекла…
Их глубиною мысли начиняла
И негою душевного тепла,

Чтоб вечно мир земной обогащался
Нетленною гармонией твоей,
И дух твой незабвенный воплощался
В деяниях и помыслах людей.


* * *
Ты мою печаль не вороши,
Теневая сторона души,
Уживаясь тягостно с тобой,
Я обречена на непокой…

Сколько слёз мне предстоит пролить,
Чтоб тебя очистить, осветлить?
Сколько сотворить мне добрых дел,
Чтобы не был горьким мой удел?

Сущностью моей не завладей,
Светлый тон по духу ближе ей,
Пощади меня и отступись!
Отпусти в изведанную высь…

Только там я обрету покой,
Мир тот ныне управляет мной,
Вытесняя боль и темноту,
Утверждая свет и красоту…

Ты мою печаль не вороши,
Теневая сторона души…


Цветы осенью
Как будто в изумлении застыли
В сыром дыханье осени цветы,
Их покрывает бледностью унылой
Беспомощность увядшей красоты…

Поникших лепестков наивный шёпот
Мне навевает нежную печаль…
Так больно слышать их последний ропот!
Покорную невинность эту жаль.


Упавший лист
Сорвавшись, жёлтый лист упал
В мои протянутые руки,
Он обречённо трепетал
Под угасающие звуки…

Осенний ветер не вникал
В удел печальный листопада,
С листвою танго танцевал,
На жертву равнодушно глядя.

Я холодела от тоски,
Упавший лист к груди прижала;
Стремление его спасти
Лишь безысходность обнажало…


Я — дочь народа своего
Ингушка я! И тем горжусь.
Я — дочь народа своего,
В благополучии его
Я блага личного добьюсь.

Всегда с народом быть хочу,
И боль, и радости деля…
Ему, взрастившему меня,
Любовью трепетной плачу.

И невозможно отыскать
Гуманнее его души;
Пройдя сквозь беды, ингуши
Не разучились сострадать.

Народ мой не в чем упрекнуть,
Трагична, но чиста стезя,
Всё помним, что забыть нельзя,
Дальнейший продолжая путь…

Достойной быть его стремлюсь,
И, заблуждений не тая,
Над тусклой сферой бытия
Я высоко с ним вознесусь!


Цвети, республика!
Цвети, республика родная!
Свет неба, красота земная
Сосредоточены в тебе…
Но… в непростой твоей судьбе
Бывали ночи затяжные,
А дни — короткие такие,
Что еле воспринять могли
Сиянье солнца после тьмы;

Лет молодых твоих теченье
И золотых лучей свеченье
Завесу мрака отвели…
Вновь веру люди обрели;
Благословенные деянья,
Воспрянувшие дарованья
И воплощённые мечты,
Республика, всё это — ты!


Твоя стезя
Проходит жизнь… Твоя стезя
Могла бы быть совсем иной,
Когда бы «можно» и «нельзя»
Правдиво правили судьбой.

Но… сея смуту в головах,
Неся непоправимый вред,
Найдёт пристанище в грехах
Двуличных толкований бред.

Спасение в себе ищи!
Прозреют пустоту глаза…
Ты плачешь? Это — крик души
И очищения слеза.

К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера