АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Иван Клиновой

Из книги стихотворений «Варкалось. Песни глокой куздры»

УКУЛЕЛЕ

 

Прокрастинация прокралась в мой укулельнейший мирок,

Хотя я дверь задвинул шкафом и даже фикус приволок.

Картина маслом и акрилом:

Прокрастинация накрыла.

 

Сижу и даже мышку в дамки продвинуть дальше не могу,

А за окном идёт Морозко, ведя на привязи пургу,

И лепит новые помарки

В листе окошка белый маркер.

 

И пристален мой гроб хрустальный, и жизнь безвидна и пуста,

И в сердце больше нет попкорна, и даже колу лень достать,

И укулеле отбренчала...

Пойду повешусь для кончала.

 


ПРИДЁТСЯ

 

Давай с тобой займёмся нелюбовью!

Любви вокруг – вагон и две тележки.

С фантазией и выдумкой, без спешки

Распишем ночь моей тоской воловьей,

Твоим азартом разогретой пумы,

Сверкающими скрипами кровати,

На неглиже сменив пижама-пати,

Забудем в субмарине нашей трюмы

Задраить и утонем, и раздавит

Тяжёлый голос неги океана,

Берущий без разбора все октавы

С лицом бесстрастным, будто бы Киану

Скрестили с рыбой-молотом... Послушай,

Что говорят портьеры и потиры

Во всех углах затопленной квартиры,

Послушай, и не торопись на сушу,

Где нелюбовь, поотрастивши руки,

Обычнейшей любовью обернётся,

Где ночь умрёт, где океана звуки

Потухнут, где тебя убить придётся.

 


ЧЕЛОВЕК-НЕВИДИМКА

 

Из эрзаца тумана выходит

Злого месяца паллиатив.

Лучше спрячусь-ка за Тахо-Годи,

Шляпой съехав и не заплатив.

 

А не то ведь плацебо кинжала

Из-за пояса Мёбиуса

Как достанет... И вроде не жалко,

Но себя угроблю и сам.



ВЕРВОЛЬФ

 

Меня кормили озверином

И я не спрашивал «зачем?».

Я просто становился длинным,

Во мне тянулись балерины

И ныла боль-виолончель.

 

Мои вытягивались кости,

Улыбку обрастал оскал,

Из брюк торчали не по ГОСТу

Две лапы, человечью поступь

Презрев, на четвереньки встал.

 

Меня науськивали: стимул

Вонзался в рёбра, жалил, жёг

Для пущей ярости. Вестимо,

Никто не говорил: прости, мол,

Но так уже надобно, дружок.

 

Все говорили: фас, ату их!

И я, сорвавшийся с цепи,

На хануках и сабантуях,

И прочих праздниках лютуя,

Толпу в её крови топил.

 

Кололи что-то эскулапы:

Пиджак срастался на плечах

И когти втягивались в лапы, –

Я снова превращался в папу,

Растящего двоих волчат.

 

 

С полным вариантом книги вы можете ознакомиться по ссылке http://promegalit.ru/modules/books/download.php?file=1452451478.pdf

 

 

 

 


К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера