АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Лев Готгельф

Путь дождя. Стихи

***

 

Пристрастие. Застрявшие на дне,

Всплывают корабли с богатым грузом,

И грузовик, забывшись, как во сне,

В распутицу в кювет сползает юзом.

Лежит на подоконнике крестом

Чудак – на тротуар бы не свалился!

Но хлопнул выстрел в воздухе густом,

И муравей заполз в пустую гильзу.

 

 

***

 

Между жизнью и смертью

Лишь один перерыв:

Это ужас разверстый,

Это гнойный нарыв.

Здесь из всех превращений,

Ожидающих нас,

Только ужас священный,

Только медленный сглаз.

 

 

***

 

Пришёл, преодолев преграды,

Твои слова – твои следы.

Мы все тебе, конечно, рады:

Коль скоро ты пророк – гряди!

 

Взглянув на публику сурово,

Молчишь, а ведь на языке,

На кончике, повисло слово…

На иностранном языке.

 

 

***

 

Как только мы преодолеем

Сначала спуск, затем подъём,

Зальём вселенную елеем

И космос патокой зальём.

Тогда из улья, стиснув жвалы,

– Ещё цветут сады, поля –

Мгновенно: всё ей мёда мало, –

Взлетит вселенская пчела.

 

 

***

 

Потерявший чувство меры

Просочился дождь в суглинок:

Формы разные, размеры

У комочков и пылинок.

Здесь не стык конфигураций,

Там ребро длинней на атом…

Капле трудно вглубь пробраться

В пыльной почве комковатой.

Как в пещеру спелеолог

Вполз, бесстрашен и неистов,

Путь дождя тяжёл и долог

До реки подземной, чистой.

 

 


ХЛЕБНИКОВ

 

Те странствия, которыми богата

Голодная, раздетая страна…

Меняешь хлеб на рубище: вот плата.

Разруха, голод, холод и война.

Скиталец, бедолага и мешочник

Прут на перрон, нелепо семеня,

А ты меняешь сахар на подстрочник.

Разруха, голод, холод и война.

Трещат вагоны, смятые мешками:

Три пуда соли, сахара, пшена?

Здесь, как вершины параллелограмма,

Разруха, голод, холод и война.

И ты, приговорённый к высшей мере

За странствия с рассвета до темна,

Меняешь жизнь на смерть – и нет потери.

Разруха, голод, холод и война.

 

 

***

 

Отток минут, отток часов и дней…

В какой они стремятся трубопровод?

Есть повод жить и умереть есть повод,

Я как в трубе, сейчас в судьбе своей.

Сверкает сталью узкое пространство,

Поток несётся, ускоряя бег,

И мечется несчастный человек,

Зажатый между старостью и страстью.

 

 

***

 

А мы и так живём не так,

Ну не хватает счастья…

Нам до стреноженных Итак

Под парусами мчаться.

На полумёртвых островах,

Нам данных во владенье,

Мы все поражены в правах,

Как будто приведенья.

Кораблик, не доставший дна,

Плывёт, виляя килем,

Но жизнь сквозь толщу вод видна

Под тиной и над илом.

Сквозь вод прозрачные пласты

Мы вниз глядим усердно,

Где только я и только ты

Воистину бессмертны.

 

 

***

 

Снег засыпал нам страну

Слоем белой пыли.

Мы уходим на войну,

Чтобы нас забыли.

Волки воют на луну,

Мистик вертит блюдце.

Мы уходим на войну,

Чтобы не вернуться.

Подойди, чудак, к окну:

Лбом к стеклу прижаться.

Мы уходим на войну,

Чтобы там остаться.

 

 

***

 

Жизнь со смертью в унисон:

Я смущен и потрясён –

 

Вектора ортогональны:

Умер, как родился, в спальне

 

И по лестнице в постель

В гроб сошёл, как в колыбель.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера