АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Люся Куликовская

Эти гнезда свиты не птицами. Стихотворения

***


Дворец уснул, и лишь в одном окне,


Отбрасывая свет на тень ограды,


И освещая гордые фасады,


Горит  светильник тускло  на стене.


 


Величественна поступь, тонок стан,


Каскад  волос  под шелком покрывала,


Браслетов звон и шелест опахала,


И сладковато пахнущий кальян.


 


Твой взгляд хранит загадку и мечту.


На шарфе, не спеша, разгладив складку,


И, улыбнувшись зеркалу украдкой,


Выходишь в бархат ночи, в темноту.


 


Каприз судьбы, и свод оранжерей


Исчез. Ты оказалась странном мире.


Что остается? Лишь служенье лире -


Попытка сделать этот мир добрей!


 


***


Ночной театр пуст, погасли люстры, свечи


Не отражают лиц гримерок зеркала


.


И опустилась ночь, и опустились плечи.


Истощена душа и выжжена дотла.                 


 


Оваций гул затих. У черного провала


Усталая актриса выходит на поклон.


На этой сцене ты жила, а не играла,


На эту сцену ты всходила, как на трон.


 


Последний день угас, задернута кулиса.


Что остается ей? Скамейка во дворе.


Короткая статья «Любимая актриса»,


Итогом жизни всей портрет в календаре.


 


***


Белоруссия, глушь, деревенька,


Покосившихся домиков строй.


Возле сруба старик на скамейке


И колодец с водой ключевой.


 


Поутру замелькают платочки


По дороге к могильным крестам.


Это мамы, и жены, и дочки


Потянулись к родимым холмам.


 


Нынче Радуница на Полесье.


День, когда поминают родных.


И молитвы звучат в поднебесье,


По усопшим, спасая живых.


 


Дом ветеранов Второй мировой




Эти гнезда, свиты не птицами


Не на ветках они, на земле.


Старики со счастливыми лицами


Улыбаются встречным в фойе.


 


Здесь всегда тишина и спокойствие


Не доносятся звуки извне


Распорядок казённый, довольствие


И в горшочках герань на окне.


Вроде тщательно все продуманно,


И визиты врачей и обед.


Воздается всем по заслугам, но


Здесь чего-то главного  нет.


 


Может быть, не хватает за дверью


Смеха детского, топота ног,


А, быть может, порой вечерней


Каждый чувствует, как одинок.


 


Снятся сны ветеранам разные:


Медсестре – молодой солдат,


А солдату, окопы грязные,


Танков рев да разрывы гранат.


 


Судьбы  сломаны и биографии,


Но сжимается  сердце в кольцо:


В каждой комнате с фотографий


Смотрит прошлое  им в лицо.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера