АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Евгений Стрелков

Дебаркадер. Стихотворения

ДЕБАРКАДЕР

 

Род ящера.

Динозавр.

Чудовище. 

Мастодонт.

Трилобит почти неживой уже,

Обитающий на рубеже

земли и воли, 

простора, паруса, папируса даже.

 

Ра – имя реки нашей.

Волга – прозвище.

Да ведь и то ещё 

волнение:

рыбу удить с борта. 

С трапа. Стравливая бечеву

прижимая её фалангой к балясине

деревянной

локтём же 

стеклянный 

шкалик в бушлате нащупывать. 

Затем – залпом. 

Затем запить. Закусывать. 

Под щитом пожарным 

с баграми и красными вёдрами – 

то ли – первомаю, привет,

то ли прометею.

Столько лет 

уже! – так и рыба заговорит...

И труды, и дни в никуда уплыли.

 

И в тумане полярной звездою фонарь горит

на деревянном шпиле.

 

 

 

СИРЕНАДА

поэтический квадрат к одноимённому саунд-арт-проекту 

по мотивам фотографических циклов Максима Дмитриева и Михаила Хрипкова  «Шансонетки Нижегородской ярмарки»

I

1.

Шансонетки, гризетки, падучие этуали
пальмы, опалы, вуали,
газ... драпировки
стекали
(чешуя чулок)
волнами                      в ажуре пены.

Вспышка. Фотощелчок. 
Сирены.

 

2.

Мыльная опера fin de ciecle.
Вспоминаются к случаю
прачки, тазы, мокрые стены,
испарина на фотостёклах...
Их рыбье беззвучье. 


Сирены.

3.

Волжские одалиски, 
целлулоид         немого         кино – 
и позы фильмовых кукол.

Они призывны... они так близки... но
хочется звука.

 

 

4.

Взять пункции голоса via градации сажи
отметить тонкою риской
каждый бугор       напудренный 
                        иль напомаженный
каждый случайный волос 
и оголённый голос
поймать на спирали Рисса.

5.

Электронное эхо этих вокалов –
залог возрождения пения.
Ныне умолкнувших, рассеянных...

Таянье воска в ушных каналах
спутников Одиссея.

 

II

Спиралью кожуры 
Сочащиеся звуки
Сокрыты до поры.

Порханьем мишуры
Прелюдией разлуки
Просодией игры.

Пружина задрожит в механике усилья
и птичка воспарит не оцарапав крылья

Раздастся пение,
раскрутится спираль
при возвращении
в пленительную даль... 

И голос обрела судеб немая пряжа,
И слухом полнится столетняя пропажа.

 

III

пентаграмма и квадраты
круг, триангл, две спирали
тонки, звонки, полосаты
звук неясный издавали
открывая этот звук
словно бабушкин сундук

чуть скрипуч
под стука ключ.

и структурой обнажён
на лице пентакль гримасы
(как вуаль из цифр кассы)
в звукоряд преображён

 

IV

Кимвал бряцающий иль некий символ     плача?
Спирали канители...
рапсодия беды симфония удачи
октав сырых капели

гармония есть мысль, мерцая еле-еле
она течёт незримая в воде
травой придонной распуская трели
сиреною на плачущей свирели.
никто как одиссей и как орфей нигде.

 

К списку номеров журнала «ГРАФИТ» | К содержанию номера