АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анатолий Кобенков

Уже не уйду никуда

* * *

...и когда он молвит «да» —
вопреки желанью Бога
отрывается звезда
от созвездья Козерога.


...и вспотык поэтов слог,
и болталка — через ложку,
и меж ними козий рог
оголяет козью ножку.


...и куда ни кинешь взгляд —
на любом отрезке взгляда
всякий всякому не рад,
и судьба судьбе не рада...


Только маленький поэт,
с чашкой маленького кофе,
пришепётывает «нет»
предстоящей катастрофе...


Книгой А. Н. Кобенкова «Уже не уйду никуда» издательство «Арт Хаус медиа» открывает серию книг ушедших поэтов — «По праву памяти».


Москва: «Арт Хаус медиа», 2014

«Он был, как все настоящие поэты, доверчив и, поступив в Литинститут, был исключён оттуда за то, что оставил ключ от комнаты не заслуживавшим этого соученикам, и его учение там растянулось надолго, пока он подрабатывал как слесарь, коллектор у геологов, редактор заводского радио, а потом как газетчик иркутской «молодёжки».

Но годы застоя не прошлись утюгом по его непричёсанным под общую гребёнку, но всегда тёплым мыслям, и, не очень умея помогать сам себе, он всегда помогал литературной поросли. Во время раскола иркутских писателей, после путча, Кобенков не отвечал злобой на оскорбительные нападки другой стороны, став главой Иркутского отделения Союза российских писателей, хотя его иногда даже именовали «Лейбой Троцким». Эти глубокие раны чувствуются в трагическом стихотворении «Иркутску».

Особенно больно для Толи было то, что никак не удавалось наладить дружеского взаимопонимания во имя общего дела с В. Распутиным, которого он безмерно уважал как писателя. Тем не менее, Кобенков организовал первый в истории Сибири международный поэтический фестиваль, когда американский, польский поэты, парижская пара, повенчанная музой, и одна очаровательная никарагуанка читали стихи на своих языках вместе с петербуржцами, москвичами, уральцами и сахалинцами в переполненных залах и на Братской ГЭС, и на станции Зима. Где это всё сейчас, когда не стало Кобенкова?

Что важнее в поэзии — периодически выплёскивающий через край чуть ли не вулканический темперамент, но потом, после мощного выброса раскалённой лавы, оставляющий холодный пепел, либо не обжигающая, но постоянная, не перестающая согревать человеческая теплота?»

Евгений Евтушенко

К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера