АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ефим Гаммер

Пародии

Ничего и не надо
Лондона — не будет. От Америк
океан останется средь мглы…
Говорит: менты, не парься, телек,
тачка, все путем, дай пять, козлы.
Олеся Николаева, «Паче хищной рыси»
Журнал «Арион», № 3, 2010

 

Ничего не будет, и не надо,
обойдусь, укутаюсь в манто
и пойду за океан парадом,
избегая тачек и ментов.
А с собой возьму я для подпорки
тройку слов: борзею, ксива, блин.
Доведут, должно быть, до Нью-Йорка.
Если нет его, махну в Иерусалим.
Там мне хватит даже междометья,
чтобы оказаться средь своих.
Но на всякий случай — «пети-мети»,
чтобы не забыть, вставляю в стих.


Рожденный, чтобы не жить

 

Он не курил натощак, как гой, водочку пил раз в год,
Деток любил, словно Лев Толстой, если Семенов не врет.
Зоологический пуст музей. Где чуваку потусить?
А у разведчика нет друзей, Путина можешь спросить.
Наталья Николенкова, «Штирлиц»
Журнал «Знамя», № 12, 2010

 

Он не пил, не курил, как смерд, ел бутерброд,
Притом деток любил, когда шел в народ.
Баб избегал, держался вне эрогенных зон.
Словом, если не Робинзон, то фармазон.
Слыл агентом, шпионом, но только разведчиком был,
Даже когда по скучнейшим музеям тусил.
Если не верите, к Путину можно сходить и по-немецки спросить.
Он вам шифровку на инглише выдаст — быть или не быть.


Боги встают по тревоге

 

Да, мы не боги, но в итоге
нас привели на небеса
татуированные ноги
и ливерная колбаса.
Феликс Чечик,
журнал «Арион», № 4, 2009

 

Стояли боги на пороге.
Глядели в нас — глаза в глаза.
Из них торчали птичьи ноги,
а там — где руки — колбаса.


Татуировку разглядели.
Кивнули: мол, ребята — класс!
И угостили частью тела —
колбаской, что отравит нас.


И отравились… Мы не боги.
В итоге — взлет на небеса:
татуированные ноги
и ливерная колбаса.


Живем, как будто бы при троне.
И каждый выглядит, как бог —
от пухлых ливерных ладоней
до очень стройных птичьих ног.

 

К списку номеров журнала «ДЕТИ РА» | К содержанию номера