АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Салават Кадыров

Так ему и надо: стихи


* * *
Господи, сказал я, Господи!
и все поняли,
что мне страшно.
Боже мой, воскликнул я, Боже мой!
и все догадались,
в каком я отчаянии.
О, Всевышний, взмолился я, о, Всевышний!
и все услышали,
как я прошу счастья
в отчаянии от страха
потерять веру.

* * *
чел М
пришел к челу Ж
и сказал м-м-м-м
чел Ж ответил:
надо же! где же?
чел М предложил м-м-м-м
и они поговорили
чел Ж спросил:
как же? хорошо же?
чел М похвалил:
вот же! же на!
вот и на!

* * *
Сидорова любит Сидорова,
а  Иванов любит Сидорову,
Петрову тоже нравится Сидорова,
но когда Сидоров застукал Сидорову
в страстных объятиях Иванова,
а в шкафу обнаружил Петрова,
он тут же разлюбил Сидорову
и поговорил с ней, как с козой
сидоровой, неверной Сидорову,
а когда Иванов с Петровым
благополучно смотались домой,
Сидорова так разжалобила Сидорова,
что Сидоров тут же ее простил
и стали Сидоровы еще одну
сидорову любовь налаживать.

* * *
       без
алаберный дельник
мозглые дела
толково толкает
во все мерные дыры
потому что умен
дарен и ус
чтобы мотая лик
не стать ликим

* * *
В магазине поддельных продуктов
можно купить хлеба,
соль, спички и мыло
на случай войны,
а другие продукты,
чтобы рассчитаться с жизнью
от невозможности
дожить до войны.

* * *
Хотел написать
получилась писанина,
пытался говорить -
говорильня,
попробовал улыбнуться -
показал зубы,
почему-то в жизни,
которая жизня
все получается
как фигня.

* * *
го-го-го-го-род
как родина рода
с дородного года
за бытого в быту
быть в го роде
с дорого ой
и ого родом
родом ого-го-го
из род дома
го-го-го-го-рода

* * *
Как ты был
в Коктебеле,
где было то, что было,
когда я был никакой,
но где-то был, как был,
где кто-то еще побыл,
не ради себя может был,
где как раз и был,
может быдлом был,
что все обрыдло,
а мир обрядом был,
чтобы было быть.

* * *
мэру мир ЖКХ
мой мир труд
да здравствует
май первомир
мэру мир мор
маю мой труд
да здравствует
мой первотруд
май первомой
маю-маюшки-маю
не ложися на мою
замамаю миру мэр

* * *
Чтобы не шуметь на миру
уйду тихариться стихами
и рихтовать мятые рифмы
по лекалам ударений,
стукнуть здесь, а там слегка
надавить на окончание
и пойти, приняв на грудь
свежевыжатого воздуха
гулять по пьяным переулкам
забредая не зная куда,
в бреду выпрямляя рифму
на странное слово жизнь.

* * *
Осмысливая историю страны,
как нас призывала власть
к великим в веках свершениям,
я говорю сегодня громко:
"Да здравствует поэзия,
которая как ум, честь
и совесть нашей эпохи
является организатором
и вдохновительницей
всех наших душевных побед!"
Когда мы говорим поэзия,
а подразумеваем - Пушкин,
говорим Пушкин,
подразумеваем поэзию,
мы знаем, что народ
и поэзия едины,
потому я говорю сегодня
в высоком душевном порыве:
"Пусть живет в веках
и побеждает дело поэзии!
Слава поэзии!
Слава!"

* * *
Так хлопотно убирают хлопок
с высоких небесных полей,
что летает пух и не тает,
торжественно и мягко оседая
на ожидающих белизны и чистоты
порывов в страдную пору жизни
и смотрящих запрокинув головы
на белое мягкое паренье,
и чувствующих себя невесомыми
оттого, что легкая Земля
долго улетает в небеса.

* * *
Чтоб я не выглядел белым,
мягким и пушистым на вид,
меня держали в черном теле,
обливая темной краской
наговоров, сплетен и слухов
и, довольные, потирая руки
весело говорили друг другу:
"Хорошо! Так ему и надо!
Пусть теперь пишет стихи!"

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера