Нина Краснова

Храм Петра и Павла. Стихотворения

В СОЛДАТСКОЙ СЛОБОДЕ



Солнце в сточной канаве московской плавало,
Ярким нимбом на землю с небес свалившимся.
Я поставила свечку во храме Петра и Павла
Всем Святым, коллективно в меня вселившимся.
И звучали молитвы во мне, распетые.
И меня от придурков и охломоновцев
По обоим бокам охраняли Христы распятые,
Словно двое дежурных солдат-омоновцев.

 


24 сентября 2004 г.,
Москва




ДОЖДЬ НА КНИЖНОЙ ЯРМАРКЕ ВВЦ

 


Торгуют книжною попсою торгаши
В литературном свЯтом храме не библейском,
И к ним текут потоки денег, не гроши,
Золотозарным озаряя небо блеском.
Но вдруг, меняя всех и каждого в лице,
Открылась неба плотно-серая завеса,
И дождь пошел на всех площадках ВВЦ
По воле Зевса, громовержного Зевеса,
И стал мочить за книгорядом книгоряд.
Я навожу на них мои глаза-монокли.
Сырые книги, как известно, не горят,
Но потеряли свой товарный вид, намокли
И ни в продажу не годятся, ни в презент,
Хотя они имеют рейтинг свой на сайте.
Их не спасет непромокаемый брезент,
И не спасет ничто, спасайте не спасайте.
Дождь превратился в очистительный потоп
И, не давая торгашам грести валюту,
Он книжную попсу смывает оптом, оп,
С прилавков и лотков смывает прямо в Лету.

 


6 – 11 сентября 2004 г.,
Москва




ОПАЛА

 


Кое для кого опала личная,
Но не скрытая, а шумная, публичная,
Это лучшая из всех реклам реклама, —
По программе телевиденья рек лама.

 


25 мая 2003 г.,
Москва




КИРИЛЛ КОВАЛЬДЖИ
 
1.

 


Любит, любит ходить Ковальджи выступать
в КОЛЛЕДЖИ.
Колледжанки в колледжах влюбляются
в КОВАЛЬДЖИ.
Он стоит со свечою поэзии на сквозняке,
на осадочной горной породе, на известняке.
Из поэтов спонсировать должен
КОВО «ЛДЖИ»? —
КОВАЛЬДЖИ.

 


7 августа 2004 г.,
Москва




2.

 


Поэтов многих воспитатель,
Мудренист он и мудренист,
Поэт-искусствоиспытатель,
С времен советских модернист.
Шагает он без тренда в завтра
И брынзой заедает лавр.
Он – не потомок бронтозавтра,
Он настоящий «бронзозавтр»*.

 


29 октября 2005 г.,
Москва

 


*«Б р о н з о з а в р» — поэт Бронзового века, по  классификации культуролога Славы Лёна, т. е. пост-Серебряного века  (неологизм Кирилла Ковальджи).




КАРНАВАЛ

 


Верховному Магистру
турнира поэтов в Лужниках
Сергею Мнацаканяну

 


Он меня пригласил на карнавал,
Там при всех меня короновал,
Там в Принцессы произвел меня, пастушку,
Из народа девушку-простушку.
Словно в сказке, стала я Принцессой,
Стала я Принцессой-Провинцессой.
Как меня киношники снимали!
Всю они меня за«синема»ли,
С камерами бегали, потели,
Показали всем меня по теле.
Он меня пригласил на карнавал,
Там при всех меня короновал,
В Королевы произвел меня, пастушку,
Из народа девушку-простушку.
Стала я, Принцесса, Королевой,
Но такой, не правой и не левой.
И опять меня киношники снимали,
Всю меня опять за«синема»ли,
С камерами бегали, потели,
Показали всем меня по теле.
И сказала мне моя корова
В хлеве: «Королева! – это клево...».

 


24 сентябр 2004 г.,
Москва




ПРО СЕРГЕЯ МНАЦАКАНЯНА

 


С Магистром Поэзии, с Мнацаканяном
Хотелось бы чокнуться мне стаканяном.

 


ВИКТОР ШИРОКОВ
Поэт и прозаик Виктор Широков –
Широкожанров, широкооков.
Он по рожденью – пермяк пермяком,
Любит по жизни идти прямиком.
Смотрит на мир панорамно, широко.
Виктор Широков – широкое око.

 


2005 г.,
Москва




ДАВИД ОЙСТРАХ

 


Весь пьедестальный, с фигурой крепкою,
Стоял на сцене скрипач со скрипкою,
Играл на скрипке великий Ойстрах,
Повелеватель эмоций острых,
Стихию нот трансцендентно чувствуя,
В звучанье музыки весь участвуя,
Смычком волшебным водя по струнам,
Свое искусство неся по странам,
Своей прокофьевскою сонатою
Нас покоряя (на пленке снятою).
Играл Чайковского он концерты,
Мы раскрывали свои в конце рты,
Играл и брамсовское адажио,
Зал превращая в зал-ожидажио,
И даже, о,
В зал-ожидажио-ажиотажио.
Под пару к Ойстраху с Паганини
Не подберешь сапога и ныне.

 


1 – 2 октября 2003 г.,
Москва




АФЕРИСТ

 


Народные массы надул аферист.
Про это со сцены сказал афорист:
У МАСС
нет УМА-С.

 


2005 г.,
Москва




НАЧАЛЬНИК

 


На подчиненных наорав,
Свой показал начальник нрав,
Свой показал характер-
Х е р а к т е р.
Хер-актер.

 


23 февраля 2003 г.,
Москва




БЕЛЯШИ
(Песенка голодного бомжа из подворотни на улице Балтийской)

 


У меня такая блажь:
Я хочу купить беляш,
На скамейку в сквере сесть
И его скорее съесть.
Я раздет, разут и бос,
Сам себе и шеф, и босс.
В подворотнях я ночую,
Запах кухни носом чую.
На Балтийской беляши
Аппетитны и больши.
Съешь один едва-едва,
Месяц будешь сыт и год, и два.
У меня такая блажь:
Я хочу купить беляш,
На скамейку в сквере сесть
И его скорее съесть.
Где десятка на беляш?
У меня она была ж.

 


2003 г.,
Москва




ГОД КОЗЫ

 


Изучайте астрологии азы:
За годом Лошади приходит Год Козы.
У Козы свои капризы есть,
Это надо сразу вам учесть.
Чтоб не забодала вас Коза,
Комплимент скажите ей в глаза,
Угостите вы Козу капусткой,
Безнитратной, свеженькой капусткой,
Самой лучшей для нее закуской,
А потом Козу пустите в огород.
И увидите: веселым будет год!

 


1987 г.,
Рязань




*   *   *

 


Нет на мне дорогого наряда,
И на мне аскетизма печать.
В жизни вся у меня отрада –
Ваши письма читать, получать
И беседовать мысленно с Вами,
И с мечтою о Вас засыпать,
И красивыми очень словами,
Как ромашками, Вас осыпать.
Бьют за мною поклонники пятки,
Под балконом поют, как чижи.
Я играю со всеми в прятки,
Мне не дороги все и чужи.
Мне не видеть бы ихние рожи,
Мне глядеть-то на них каково?
Нет ни ближе Вас, ни дороже
На земле у меня никого.

 


1988 г.,
Рязань




XX ВЕК

 


Век девятнадцатый, железный,
Воистину жестокий век!..
                          Александр Блок

 


В России какие века не жестоки?
Двадцатый особенно страшен, жесток:
Он прошлых культур уничтожил истоки,
И дал на высокий взобраться шесток
Грядущему хаму, который из рая
Что сделал? И, Бога не видя в упор
И всех не подобных себе – презирая,
Святые иконы бросал под топор
И классиков прошлого сбрасывал в реку.
Духовная к власти пришла нищета.
Но век двадцать первый двадцатому веку
Предъявит, предъявит за это счета,
Ему не прощая мозгов притупленья
Народных, на личности все не сводя,
Накажет его за его преступленья.
И все возвратится на круги своя.




ПАМЯТНИК МЕРКУРОВА ДОСТОЕВСКОМУ НА БЫВШЕЙ БОЖЕДОМКЕ

 


Игорю Волгину

 


Во дворе больницы бывшей Мариинской
Он, зачавшийся в утробе материнской,
В центре клумбы вырос в образе скульптуры,
Русский гений мировой всея культуры.
Вечный каторжник пера, великой прозы,
В робкой позе он стоит без всякой позы.
В нем и что-то есть смиренное, смирительное,
В нем и что-то есть тревожно-осмотрительное,
И униженное есть и оскорбленное,
И от грязи жизни плохо отскобленное,
В нем и что-то есть святое и порочное,
И трагичное такое, и пророчное,
И такое изумленно-озирайское:
Это что за место здесь такое райское?
Сам себя за преступленья человечества
Наказавший, сын свихнутого Отечества.
Кротко руки на груди своей сложивший
И помилованье Божье заслуживший,
Он стоит жальчее жертвы Карабаха,
И смирительная вон на нем рубаха.

 


9 – 10 июля 2005 г.,
Москва




ВОРОБЬЕВЫЕ ГОРЫ

 


Мы с тобой вдвоем гуляем в скверике
На Москве-реке.
Нас с тобой дорожки узкие свели.
Мы мороженое купим «Айс Фили».
Будем в дали с Воробьевых гор глядеть
И молчать и не орать и не галдеть.
С одуванчика пушинки, на, сдувай.
Мы не будем больше ссориться давай,
Символических гусей в себе дразня,
Как поссорились у Гоголя друзья.
Будем есть мороженое в скверике
На Москве-реке.

 


23 сентября 2004 г.
Москва




НОЧНЫЕ МЕДИТАЦИИ ВОЗЛЕ ЧЕРНОГО КВАДРАТА ОКНА

 


Я хочу с тобой
все начать с азов.
Я пришла к тебе,
твой услыша зов.
Ты раздень меня,
плащ с меня сыми.
И об этом пусть
не узнают СМИ.
Сюрреален мир,
там идет метель.
Дом твоей души –
это мой отель.
Я люблю тебя,
ты мне люб любой.
Я люблю тебя,
русский мой плейбой.
Через всю Москву
я к тебе неслась.
Ты меня люби
и с меня не слазь.

 


23 сентября 2004 г.,
Москва




ПЕСНЯ ЗВАНОЙ ГОСТЬИ ДАГЕСТАНА

 


Художнику Джавиду Агамирзаеву

 


Я поплыву на пароходике по Ка-спи-ю
И песенку всего одну пока спо-ю
И посвящу ее, конечно, Дагестану
И Дагестану дорогою стану.
И чайки местной фирменной породы
Устроят в небе в честь меня парады,
Лететь за мною будут эскадрильями.
Я – тоже чайка, то есть кадра с крыльями.
На палубе веселой дагестанцы
Устроят праздник в честь меня да танцы.
Я буду петь под музыку зурновую
Со всеми песню озорную новую.
Я поплыву на пароходике по Ка-спи-ю
И песенку всего одну пока спо-ю,
И посвящу ее, конечно, Дагестану,
И Дагестану дорогою стану.

 


2007 г.,
Москва




ОЗА
 
1.

 


ОЗА,
выпьешь чаю с морОЗА?
ОЗА:
я всегда, О, ЗА!




2.

 


Андрей Вознесенский, почивший в БОЗЕ,
лежал в пантеоне,
а не в литературном ОБОЗЕ
и вспоминал ОБ ОЗЕ…

 


12 августа 2013 г.,
Москва




НАДПИСЬ К ФОТОГРАФИЯМ ЕВГЕНИЯ СТЕПАНОВА, СДЕЛАННЫМ НА ЛИТЕРАТУРНОМ ВЕЧЕРЕ В МУЗЕЕ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ
 
1.

 


На этой фотке оБЛик ЖЕНИН
и поэтичен, и БЛАЖЕНЕН.

 


1 августа 2014 г.,
Москва




2.

 


Я сижу любуюсь ЖЕНЕЮ,
ощущаю в сердце ЖЖЕНИЮ*.

 


16 августа 2014 г.,
Москва
(По более раннему наброску)

 


*Слово среднего рода «жжение» употреблено здесь в  форме женского рода на рязанский манер (в рязанской простонародной речи  нет слов среднего рода).




ПРЕМИЯ ИМ. АНДРЕЯ ВОЗНЕСЕНСКОГО «ПАРАБОЛА»
(Экспромт)

 


Плохая в жизни у меня ПОРА БЫЛА,
Пока не появилась в ней «ПАРАБОЛА».

 


17 мая 2013 г.,
Москва,
В метро, по дороге на праздник «Параболы» Фонда им. Андрея Вознесенского




ДЕВОЧКА В ШОРТАХ

 


Мы все умрем когда-нибудь…
                 Татьяна Краснова

 


По Масловке девочка в шортах шагает модельно,
Ровняет осанку свою и походку, и шаг.
Сережки из жести висят и сияют медально,
Висят и сияют у девочки этой в ушах.
А дворник по Масловке прыгает, кошек шугает
И машет метлой и на кошек неумно орет.
А девочка-дивочка так горделиво шагает,
Как будто она никогда-никогда не умрет.

 


2006 г.,
Москва




РОДИТЕЛЬСКИЙ ДЕНЬ

 


Памяти моей мамы – Марии Петровны Красновой
(в девичестве – Аношкиной)

 


Приезжала ты ко мне на День Родительский,
Выполняя материнский долг радетельский.
Ты ко мне в Лесную школу приезжала
И меня приятно этим поражала.
Мы в тенечек шли под елкою, осинкою,
На тебя взглянуть слетались дятлы с ветки.
Ты была легко подвязана косынкою –
Летней, пестрой, радостной расцветки.
Вся лесною ты была, была озарною,
В светлом платье с рукавами на резинке,
И меня клубникой вкусною, базарною
Угощала из раскрашенной корзинки.
Я кажусь тебе с небес Всевышних точкою?..
Я машу тебе рукою и мертвею…
Я была твоею маленькою дочкою,
Я была и остаюсь твоею – ею.
Я к тебе, смотри, приехала в Солотчу,
На твою могилку, в край лесной, в Лесотчу,
Я приехала к тебе на День Родительский,
Поминальный, вспоминательный, рыдательский.




СПИРИТУАЛЬНЫЙ САЛАТ

 


Я сделала самой себе салат,
Который мне когда-то мама делала,
Салат с картошкой, огурцом, яйцом,
С укропом и зеленым луком
И с постным маслом, золотым, подсолнечным.
И получился он такой деликатесный.
Я сделала самой себе салат
И ем его, как в детстве, с удовольствием,
В своей железной миске обливной,
Оставшейся с времен музейных детства.
Я ем салат... салат спиритуальный...
Как будто бы его не я, а мама сделала.

 


8 – 9 сентября 2004 г.,
Москва




ШУКШИН В СРОСТКАХ

 


Валерию Золотухину по его гос. заказу

 


Россия Шукшина: Алтай, деревня Сростки,
Прославленные им и в книгах, и в кино.
Он чувствовал себя вдали от них сиротски,
В чужую глядя степь и в небо, и в окно.
Он ощущал себя в чужих краях сиротски,
Старался заглушить в себе хандру и сплин.
И вот теперь сюда, в свои вернулся Сростки,
Отлитый в бронзе весь, народный исполин.
Целы в селе дома, и те пока, и эти,
Цела Катунь, цела, целебна, не вредна.
И вот сидит Шукшин – где? На горе Пикете.
Оттуда с высоты Россия вся видна.
О чем (ни с кем, ни с кем об этом не болтая)
Он думы думает? О ловле карасей?
Он думы думает и о судьбе Алтая,
И о своей судьбе, и о России всей.
Дорогу к Шукшину попробуйте измерьте.
К нему туда попасть считают все за честь.
Он думы думает о жизни и о смерти,
На это у него в запасе Вечность есть.

 


22 – 23 апреля 2012 г.,
Москва, Перово

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера