Юлиан Фрумкин-Рыбаков

И жизнь как сумма странствий. Стихотворения

*   *   *

 

Ни интернета нет и ни фейсбука,
Но связи с миром до хрена.
Трещат сороки, лается округа,
На августе зеленая кольчуга,
Стоит сплошная, во все ухо, тишина.


Зеленый лес застыл за желтым полем,
Где давеча закончился покос.
От партии земли, «Покой и воля»,
Висят зеленые стручки фасоли.
Здесь все твое, знакомое до боли,
Здесь все твое, до кончиков волос.


Здесь все твое: и комары, и осы,
И ящерка на досках гаража.
И два, до боли головной вопроса:
«Кто виноват?», «Что делать?»,
                                      Да, вожжа
Под хвост попала коренной кобыле,
Что с птицей-тройкой мчалась по Руси
Вся в пене, в бешенстве и в мыле…
Помилуй мя! И, Господи, спаси…


AY love Yu

 

А. Г.

 

сказать такое этакое о жизни
чем дальше в жизнь
тем больше дров
поле перейти
не по грибы по ягоды
или Христа ради
однако, своя рубашка…
тандем слова с делом
Россината с доном Мигелем,
Фрумкина-Рыбакова с Гуницким
это кто как, кто его знает,
что позавчера – сегодня
завтра третьего дня во двор
в подворотню
а там такое этакое о жизни
Гуницкий словом


*   *   *

 

Эдемский сад наш в Лющике,
Где мы с тобой щека к щеке
Срываем яблоко раздора
Еще не ведая о том,
Что доедаем суп с котом,
И спим беспечно под забором.


А где-то рядом, за бугром,
Гуляет гром с пустым ведром,
Кукушка ссорится с кукушкой,
И лето красное стоит,
Как одноногий инвалид
Стоит в тени с пивною кружкой.


И хочется сказать: — «Привет!»
Всем тем, кого сегодня нет,
Кто был, но кто из сада вышел.
И мы, и мы за ними вслед,
Поскольку нам шесть тысяч лет,
И рай нас больше не колышит…


*   *   *

 

небесный звук и знак,
как в прорубь в авантюру…
с седьмых небес в ништяк,
в отстой литературы –
на поле шорт-листа,
в столпотворение строчек…


но выбьет сто из ста
дух тополиных почек
аукнется волне,
                                    аукнется пространству
стиха навстречу мне…


и жизнь как сумма странствий:
грамматики души,
склонений и спряжений,
расставит падежи
и знаки ударений…


за яблоком глазным
и глубоко в гортани
отечество и дым,
и китч на поле брани
родного языка,


в давильне устной речи
не шах, но мат, пока…


на стихотворном вече
река речет реке,
о чем волна бормочет?
на золотом песке
писать до смерти хочет
и ветер, и прибой,
и тишина лесная,
                                    так и живем гурьбой,
                                    громам своим внимая…

 

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера