АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Надежда Антонова

Рецензия на сборник рассказов Марии Ходаковой

Тоненькая книжица в бумажной обложке, дорожная библиотека «Паровоза», сборник рассказов «Ты одна». Мария Ходакова не пытается поразить читателя неожиданными сюжетными поворотами, ее герои и их жизненные обстоятельства обычны: умирающая от рака Надежда Степановна, потерявшая кота и ждущая его домой Майя Николаевна, выбивающаяся из сил в попытках достойно вырастить сына Валентина. Все разные, не плохие и не хорошие. Но хотят все одного.

Девочка из рассказа «Там, высоко» смотрит на небо и мечтает: «Когда я стану летчицей, я полечу еще выше и посмотрю, есть ли Бог. Наверно, просто туда никто не долетал, поэтому и не знает. А я точно узнаю…» И серая пластмассовая ручка зонтика торчит из сумки ее матери изогнутым вопросительным знаком. Получится ли?

Старик из рассказа «Земной рай», почти счастливый в своем наивном безумии, считающий, что если люди перестанут выбрасывать вещи, то обретут прижизненную благодать, каждый день ходит по объектам спасать человечество, ищет. Надежда Степановна, героиня рассказа «Надежда Степановна на празднике жизни и смерти», что-то недопрожившая, пытается найти и поймать последние уходящие дни и требует в магазине интимных товаров показать ей ЭТО. Дачница из текста «Ты одна», уверенная в том, что потерянное сорок пять лет назад и найденное теперь в расщелине дачного пола кольцо-это хороший знак, и вот она уже улыбается улыбкой невесты (а ведь рано!..) и глядит на пляску пылинок, ангельских душ, и вот-вот сбудутся ожидания, и просыпавшаяся манка как манна небесная. И Майя Николаевна в рассказе «Кот» тоже ищет отчаянно и страстно, хотя она, пожалуй, единственная, у кого есть шансы на обретение хотя бы покоя и радости, потому что коты всегда возвращаются туда, где их любят. Ищет избавления от Алки и Валентина из рассказа «Противная девчонка», и вот, кажется, не будет этой малолетней преступницы в их с сыном жизни, наступит то самое…А так ли это? Не добраться никогда старику до обители блаженных, потому что всех помоек не обойти, всех вещей не перечинить, всех людей тем более…И не сможет в свои последние часы ничего открыть Надежда Степановна, не промахнется бугристая опухоль в правом подреберье, не пощадит, а черствая продавщица не оторвется от женского романа и ничего ей не покажет, и понесут дочка с внучкой четное количество любимых чайных роз на Тимирязевское или Владыкинское. И тем более ничего уже не сможет пожилая дачница, найденная с колото-резаной под левой лопаткой, хоть глаза молодые и синие, как сумасшедший Сережа говорил, только вот детство, молодость и любовь давно в толще зеленоватой мутной темной воды.

Но ведь так хочется, ведь купались когда-то голышом, не стыдясь друг друга. И кто-то ведь до сих пор гадает, вырывая белые лепестки из желтой сердцевинки. И не бывает плохих и хороших, потому что люди всякие. И Алка наконец в покое оставила. И есть у Надежды Степановны похожая на нее лицом и характером Тоська. Не найти земного рая, не спасти человечество, потому что не все с себя начинать хотят (вернее, никто…). И пальцем показывают, и гнусные усмешки свои в кулачки прячут. И самолеты на земле не такие интересные, как там, высоко. И Сережа всей тяжестью навалился и что-то невразумительное мычит. И глыба прямо на руку. Все так. Но это не значит, что не надо пытаться. Совсем не значит.